Последние новости

Почему Азербайджан не взял Ханкенди? - БЕСПОДОБНАЯ КОМБИНАЦИЯ ИЛЬХАМА АЛИЕВА

23:07, 21.11.20
views 578
Мнение эксперта
 

Заключение 10 ноября соглашения о прекращении боевых действий в Карабахе вызвало двойственные чувства. С одной стороны, у подавляющей части, населения Азербайджана, это спровоцировало шквал позитивных эмоций от так желаемой долгожданной победы, бурную радость, гордость за народ, армию, правительство, монолитность нации, скорейшее возвращение в родную гавань остальных районов и т.п.

С другой стороны, у некоторой части людей, заключенный внезапно мир, вызвал, ряд противоречивых переживаний. А именно чувство какой-то незавершенности, тревоги и гложущих разум как безжалостная стая пираний вопросов.

Вопросы скептиков

Обобщенную позицию, скептиков можно сформулировать примерно так: мы приветствуем договор и рады победе. Но есть ряд вопросов, в которых искренне хочется разобраться и появление которых чисто человечески можно понять. Далее идет аргументация, которая звучит примерно так:

Азербайджан десятилетиями готовился, стремился и жаждал реванша за поражение в Первой Карабахской войне, которое произошло не без участия третьих стран. Венцом этих титанических устремлений, стала начавшаяся 27-го сентября Отечественная война. За 44 дня войны Азербайджан сделал то, что удаётся единицам. Он показал уникальный прецедент и пример мобилизации нации и государства для достижения цели. Вернув веру в себя и чувство собственного достоинства. Азербайджанская армия подобно локомотиву, с каждый днем, набирала все большую скорость сметая все на своём пути, и когда этот локомотив готов был смять последнюю цель, резко дали по тормозам. Остановка в шаге от «последней станции абсолютной победы», и ее внезапность вызвала вопросы, а у некоторых даже ощущение украденной победы. А ведь до Ханкенди оставалось пару километров…

Далее взволнованные скептики задают вопрос, что было бы, если бы мы не остановились? И сразу дают простой ответ, с которым в принципе трудно не согласиться. А именно, Азербайджанская армия, безусловно, могла в короткие сроки захватить и Ханкенди, и весь Нагорный Карабах, а также 3 оставшихся района – Лачинский, Кельбаджарский и Агдамский. При этом успехи Азербайджанской армии с каждым днем возрастали бы в геометрической прогрессии (освобождение Шуши и более 70 сел за последние 2 дня войны яркое тому подтверждение). Говоря понятным языком, каждый новый день приносил бы больше побед, чем предыдущие ибо армянская группировка, практически, была зажата в угол, обескровлена и истощена. Дальнейшее наступление привело бы к тому, что Азербайджан в достаточно короткие сроки вышел бы к государственной границе с Арменией и вопрос был бы полностью закрыт. В этом случае не осталось бы нужды в привлечении миротворцев и необходимости решать некоторые спорные вопросы и моменты, которые все же имеются.

К примеру: Что будет с сепаратистским режимом и его руководством, как будет регулироваться административное управление в том же Ханкенди, Аскеране, какой флаг будет там развиваться, как будут регулироваться отношения миротворцев с официальным Баку, захотят ли они по истечению 5 лет выйти с Азербайджана и т.п.

В этом смысле конечно хочется отметить., при заключении подобных договоров невозможно учесть и предусмотреть все нюансы, которые впоследствии могут превратиться в огромную проблему и головную боль, создав спекуляции по поводу их интерпретации. Так что, беспокойства скептиков, из-за возникших вопросов где-то может и обоснованы. Можно их не принимать, но понять можно. Дело даже не в упущениях, изъянах и внезапности соглашения, а в банальном беспокойстве по поводу его пунктов, которые с первого взгляда не до конца раскрыты и расшифрованы. Учитывая это, многие задаются вопросом: «Почему мы остановились?

Так почему же Азербайджан остановился?

Да, очень хотелось идти дальше и полностью закрыть вопрос. Но, думается, что остановка боевых действий в шаге от Ханкенди не вытекала из-за отсутствия желания и воли идти дальше или неуверенности в себе. Основная причина, была вызвана глубоким анализом всех реалий, вероятных рисков и подводных рифов, которые глубоко уверен были учтены прагматичным и мудрым подходом президента и правительства Азербайджана. Дело в том, что в современном мире главное заключается не только в умение воевать, но и в том, дадут ли тебе воевать и если даже дадут, то каковы могут быть дипломатические последствия. Мировая практика тому пример. В мире есть десятки горячих точек и конфликтов, которые не находят своего решения на протяжении десятилетий: Украина, Грузия, Молдавия, Палестина, Кашмир и другие.

В этом смысле Азербайджан является одним из единичных уникальных случаев, когда стране, фактически, удалось полностью решить вопрос в свою пользу, за исключением нескольких спорных моментов.

Геополитический момент для Отечественной войны, сложился очень удачно: в США - президентские выборы, во Франции - внутренняя напряженность, в России – скандал с отравлением Навального, поствыборный кризис в Белоруссии, нелюбимое Кремлём соросовское правительство Пашиняна, мировая пандемия коронавируса, закрытые границы. Все это создало уникальный временной коридор возможностей для Азербайджана, которым Баку максимально эффективно воспользовался. Но, вовремя начав, нужно было бы и вовремя закончить. При том, торопиться должен был не только Азербайджан, но и, как ни странно и Россия, которая страстно желала наказать Пашиняна и оставить за бортом Карабахского урегулирования Францию и США. Ведь Вашингтон и Париж могли активироваться в этом вопросе, что было бы не на пользу ни Москве, ни Баку. Что же касается невмешательства России в конфликт до 10 ноября, то, скорее всего, теоретически, мог быть некий негласный договор (невмешательство в обмен на размещение своих миротворцев). В мировой политике ничего бескорыстного не бывает, за все нужно платить. И думается, этот момент, если конечно он имел место, был для Баку одним из самых оптимальных среди всех имеющихся. Фактически Россия, хоть и не безвозмездно превратилась в единственного реального союзника Баку среди других стран-сопредседателей Минской группы ОБСЕ, и будет играть роль громоотвода от вероятных нападок стервятников из Парижа и Вашингтона, параллельно взяв на себя часть не очень приятных для Баку процедур. Сотрудничество же с Турцией, даст Кремлю возможность нейтрализовать вероятные упреки этих стервятников в монополизации миротворческого процесса.

Ведь, если даже Россия и была бы стопроцентно не против за продолжение Азербайджаном военных действий, то все равно Баку мог наткнуться на другие подводные рифы.

Подводные рифы

И так, теоретически, после освобождение Шуши, Азербайджан мог спокойной освободить и Ханкенди, что обезглавило бы сепаратистский режим. Но не факт, что обезглавленное сепаратистское образование перестало бы биться ещё некоторое время в конвульсиях, пытаясь сопротивляться своей блокированной, обречённой группировкой внутри Нагорного Карабаха. В тех же районах, находящихся в процессе освобождения нашими войсками. В таком случае пришлось бы потерять ещё минимум несколько дней на их разгром и на полную очистку региона. Но дело этим не ограничилось, дальше пришлось бы освобождать оставшиеся 2 района – Кельбаджарский и Лачинский, и часть Агдамского. Так вот тут для нашей армии могли возникнуть определённые сюрпризы с затягиванием военных действий. Во-первых, два этих района являются самыми крупными на оккупированных землях. Так, тот же Кельбаджарский район примерно занимает ту же площадь, что Зангеланский, Губадлинский и Физулинский районы вместе взятые. Примерно тоже самое можно сказать о Лачинском районе, который почти в три раза больше того же Зангиланского района. Ещё один момент, эти 2 района занимают примерно 35-40% от всех оккупированных территорий. В них находится несколько сотен деревень. То есть, чисто физическое освобождение и закрепление в этих районах могло отнять достаточно времени. Во-вторых, два эти района помимо того, что они самые большие, ещё и имеют очень сложный горный рельеф, что при грамотном сопротивлении противника могло создать дополнительные трудности, вызвать жертвы среди личного состава и ещё другие сюрпризы, что особенно усилило бы свою актуальность, беря в расчёт наступление холодов и зимы. В третьих, освобождая эти два района, Азербайджанские войска вышли бы к государственной границе с Арменией, но, учитывая фактор отсутствия чёткой демаркации границ и пограничных ориентиров, а так же вероятность наличия на той стороне российских пограничников, нужно было бы действовать с ювелирной точностью, что сделать в таких обстоятельствах очень трудно. Возникло бы масса возможностей для провокаций с армянской стороны, обвинений в нарушении её границ, создания и раздувания искусственных поводов для вмешательства третьих стран. Все это могло внести неприятные сюрпризы, коррективы и риски, а так же затягивание войны. А тут каждый день на вес золота, с учётом ежедневного изменения настроение ведущих стран.

После президентских выборов в США и карикатур во Франции, эти страны могли сфокусироваться на Карабахской проблеме. Учитывая их не очень объективную позицию, подобная активизация могла пойти во вред Азербайджану. К тому же, военные успехи в центре Карабаха стимулировали бы, скорее всего, массовый отток армянского населения с зоны конфликта, что могло спровоцировать, дать повод для обвинений Азербайджана в этнических чистках и реанимировать новые разговоры о статусе. Рассчитывать на справедливую позицию тут вряд ли пришлось бы. Достаточно вспомнить пример того же Косово. И наконец ещё один момент, в результате нашего успеха, правительство Армении все больше раскачывалось бы, и был риск смены правительства Пашиняна на более радикальное правительство, которое отказалось бы заключать какие-то договоры, начало бы тянуть время в надежде дождаться помощи извне. Так что, причин не поддаться на соблазн освобождения Ханкенди как видно у Баку было достаточно. И внезапная остановка была продиктована трезвым расчетом всех за и против.

Что дальше?

И так, договор заключен. Во многих армянские и российских СМИ пишут, что хоть Армения и проиграла, но она сохранила часть своих позиций. Но думается, что это больше щадящие дипломатические формулировки, чем реальное положение дел. Еревану это нужно для внутренней аудитории, мол мы могли потерять все, но пожертвовали большим для того, чтобы сохранить хоть что-то. Москве это нужно, чтобы показать армянам - мы опять вас спасли, когда вы оказались на краю пропасти. Конечно, есть очень много моментов, которые до конца не отшлифованы. Но победа Азербайджана налицо. И вот почему. Во-первых, по договору Азербайджан возвращает себе полный контроль над 7-ю районами. До войны под оккупацией находилось примерно 12,5 тысяч кв.км – из них 4,4 тысячи кв.км бывшей «НКР», а остальные более чем 8 тысячи кв.км территории 7 оккупированных районов вокруг самопровозглашенной НКР. Это уже 70% оккупированных территорий. Во-вторых, Азербайджан полностью контролирует Шушу, Гадрут и остаётся на других населённых пунктах. Если посмотреть на карту, это примерно 2 тысяч кв.км – это половина «НКР». То есть, в общем говоря, из около 12,5 тысяч кв.км оккупированных земель, более 10 тысяч переходит полностью под контроль Азербайджана (это примерно 85% от всех оккупированных земель). Остается участок примерно в 2-2,5 тысяч кв.км, в которую входит Ханкенди, Аскеран и другие населённые армянами места, в которых размещаются российские миротворцы. Но это не означает, что данные участки уходят из-под контроля Азербайджана. Они признаются территорией Азербайджана, вопрос статуса на повестке не стоит. Единственный момент, что там размещены российские миротворцы и вопрос административного управления, но это детали. И еще если посмотреть на карту, даже участки где находятся российские миротворцы, выглядят шахматной доской, почти все ключевые города, включая Ханкенди, Аскеран, Мардакерд (Агдере) и другие все взяты в кольцо азербайджанских войск, что создает очень хорошие стратегические возможности.

В ходе войны, Азербайджан во главе с президентом, продемонстрировали высший пилотаж и ювелирную работу в плане реализации военной и дипломатической политики. Поэтому думается все нюансы и спорные моменты договора от 10 ноября которые так искренне беспокоят скептиков, учтены, просчитаны и спланированы президентом. И думается что после 1 декабря, дня возврата Лачинского района, когда дым немного рассеется мы станем свидетелями продолжения блестящей шахматную партии начатой еще 27 сентября. Это расставит все точки над «i», рассеет сомнения и раскроет карты, которые пока видимо, еще не нужно раскрывать.

Главный итог же это то, что Азербайджан однозначно возвращает 7 районов. Сепаратистская НКР остается в составе Азербайджана, пункта о ее статусе нет. Территориальная целостность страны восстановлена.

Политолог

Источник:  Vesti.az

Читайте также: