Последние новости

"Историческая призма": XVIII век. Как армяне впервые появились на Южном Кавказе

21:10, 04.12.17
views 121
Новости
 
 

Во внешней политике России в первой четверти XVIII века значительное место занимал выход к важнейшим морским гаваням. При Петре I Россия вела войну со Швецией за Балтийское море, с Турцией - за Азовское море и Черноморское побережье. Целью похода в Сефевидское государство было овладение западным побережьем Каспийского моря.

Борьба за овладение берегами Каспия и установление протектората над соседними землями вызывалась необходимостью усиления экономического и военно-политического положения русского государства. Определенную роль в осуществлении своих планов Петербург отводил армянам.

Говоря о сношениях Петра I с армянским народом,  Г. А.Эзов пишет, что они находились в непосредственной связи с Прикаспийским походом и потому имели особое значение. Документы, относящиеся к этому периоду, "проливают свет на планы и виды Петра, на ту внутреннюю подготовительную работу, которой он предавался с замечательной энергией в течение многих лет, на те средства, коими он для этого пользовался".

 

 

Одним из этих средств явилось дипломатическое посольство А.П.Волынского в Сефевидское государство. В 1715 г., отправившись в Сефевидское государство, Волынский имел при себе Инструкцию Петра, состоящую из двенадцати пунктов. Основные пункты Инструкции, на что следовало обратить особое внимание, были написаны рукой царя. Петр придавал большое значение развитию торговли через Каспийское море и не жалел средств и сил для укрепления торговых отношений России со странами Востока. В частности, он всячески поощрял армянских купцов. Россия стремилась к тому, чтобы армянское купечество возило свои товары не через Алеппо и Смирну, являвшиеся территориями недружелюбной для русских Османской империи, а по Волжскому пути. Как писал Петр в инструкции Волынскому, с этой целью необходимо было "персидские торги умножить и армян, как возможно приласкать и облегчить в чем пристойно, дабы - ем подать охоту для большего их приезда". Поэтому Петр I обязал Волынского действовать уговорами, поощрениями, если будет нужно употреблять и деньги, а если и это не поможет, то учинить "препятие смирнскому и алепскому торгам", т. е. препятствовать торговле армянских купцов через Османскую империю. 

30 мая 1715 г. Петр I подписал грамоту сефевидскому шаху Султан-Гусейну, а 7 июля Волынский выехал из Петербурга. Посольская свита состояла из чиновников, офицеров, священников, охотников и других лиц различных профессий. Уже по приезду на место, в своих донесениях Волынский характеризует государство Сефевидов как страну, несправедливо пользующуюся славой богатого государства. Останавливаясь на природных богатствах, занятиях жителей и их положении, Волынский констатирует, что христиане "армянской веры" обременены большими налогами. Волынский отмечает, что "здесь лучшие в купечестве армяне, а особенно Компания Джульфинская. (Здесь речь идет о торговой компании, созданной в XVII  армянскими купцами Джульфы, расположенной вокруг Исфагана). 

 

 

Ещё до миссии Волынского для поощрения армянского купечества указом сената от 2 мая 1711 г. были подтверждены ранее данные льготы Армянской Джульфинской компании и введена новая льгота для беспошлинного ввоза драгоценных камней. Ранее в 1667 году Российское правительство заключило договор с этой торговой компанией, копия которого была вручена посланнику вместе с Инструкцией царя. В 1667 году в России был принят Новоторговый устав, который запрещал иностранным купцам ввозить и продавать свои товары в розницу без разрешения на то царского правительства. В договоре с армянской компанией последние получали налоговые льготы на ввозимый в Россию и вывозимый через неё в Европу сефевидский шелк. Развитие шелкового производства в России поощрялось со стороны правительства.

10 марта 1710 г. персидский армянин Сафар Васильев подал челобитную царю о разрешении открыть шелковые заводы на Тереке, с привлечением знатоков этого дела. Его просьба была принята и удовлетворена. Буквально через три дня Петр I пишет А.М.Апраксину, казанскому воеводе, о разрешении Сафару Васильеву построить в Андреевске шелковые заводы на всех поставленных им условиях. Стараясь удовлетворить запросы армянского купечества, Петр I и в дальнейшем неоднократно настаивал на необходимости "персидские торги умножить и армян, как возможно, приласкать..."

И, несмотря на все это, армянские купцы не соглашались вести транзитную торговлю исключительно через Россию. Многие из них продолжали вести торговлю, как говорится в документах, "через Алеппо и через Смирну". Вследствие этого, указом от 6 июня 1719 г., армянских купцов лишили торговых льгот и преимуществ перед иностранцами. Только в следующем, 1720 г., когда армянские купцы пообещали вести торговлю, не нарушая договора, вновь были восстановлены прежние льготы.

Накануне миссии Волынского не одни только торговые связи армян с Россией интересовали русского царя. Петр I интересовался также численностью армян и их настроением в отношении России, чтобы представить, насколько надежной опорой они могут быть в осуществлении политики России на Востоке. Волынскому было поручено "разведывать об армянском народе, много ли оного и в которых местах живет и есть ли из них какие знатные люди из шляхетства или купцов, и каковы они к стороне царского величества. Тако же и являться к ним ласково и склонить их к приязни, тако же осведомиться нет ли каких иных в тех странах христианских или иноверных с персам народов, и ежели есть, каковы они состоянием".

 

 

По прибытию в Исфаган, русский посланник старался заверить сефевидское правительство в том, что он послан с мирными целями и намерениями, главным образом для урегулирования торговых связей России с Сефевидами, и для того, чтобы разведать, "какие обиды здесь учинены подданным державы его величества". По вопросу регулирования торговли с Армянской джульфинской компанией Волынский не смог заручиться помощью сефевидского правительства. Шах считал, что "купцам есть воля их как хотят, так и торгуют и ежели оной компании насильственно будет, в том чтобы от иных стран свое купечество отставить и в Россию возвратить, то будет, что им уже и не торговать, и такое повеление есть непристойное. Того ради повелели и поволили, чтоб всякой ис купцов кто захочет свои товары да возит и торгует".

Тем не менее, благодаря своей настойчивости, посланник, в конце концов, добился заключения русско-сефевидского договора 1717 г., который был ратифицирован шахом в 1720 г. Договор обеспечивал право на свободную торговлю для русского купечества по всему Сефевидскому государству и на закупку шелка-сырца в Гиляне и Ширване. Возвращаясь в Россию, посланник имел подробные данные о естественных богатствах и полезных ископаемых, о военных силах и обороноспособности Персии. Следовательно, он не только выполнил основные пункты официальной Инструкции, но и вез в Россию ряд важных сведений, могущих помочь при осуществлении Прикаспийского похода.

Согласно негласному тайному поручению Петра I, Волынский вел переговоры с Минасом Вардапетом, пребывавшим в то время в Сефевидском государстве. Минас  Вардапет в 1716 г. направился туда якобы только за завещанным ему имуществом Исраеля Ори, который встречался с русским царем в 1701 году. Петр I придавал серьезное значение поездке Минаса Вардапета и подканцлер Шафиров советовал Волынскому связаться с ним. Направившись из Петербурга в Сефевидское государство, Минас Вардапет побывал у эчмиадзинского католикоса и рассказал ему, какие важные поручения имеет от царя, объявленные ему через подканцлера Шафирова. Католикос заявил, что он тоже будет служить общему делу и в случае войны с Сефевидским государством окажет русским войскам помощь.

 

 

Минас Вардапет доставил Петру I дополнительные сведения о Сефевидском государстве и, в частности, о том, что армяне готовы принять участие в борьбе и что их "тысяч с двести и то - купечество и крестьянство; и если случай позовет к войне на персов, то они, как он чает, совершенно все в стороне царского величества склонятся, понеже они от персов великие на себе несут тягости".

Результатами деятельности Волынского Петр I остался доволен. Выслушав подробную информацию посланника, прибывшего в Петербург 30 декабря 1718 г.  Петр I имел с ним "важный разговор" о распространении русской торговли вплоть до Индии и о присоединении к России прикаспийских областей. Волынский считал, что необходимо, в интересах укрепления границ российского государства, взять под защиту богатые Прикаспийские области, которыми могут овладеть афганцы. Он предлагал Петру поскорее направить в эти области войска. За успешную дипломатическую миссию Петр оказал "особливую милость" Волынскому, произведя его в полковники и генерал-адъютанты и вслед за тем назначив его губернатором "во вновь учрежденную" Астраханскую губернию. Волынский взялся за непосредственное осуществление подготовки Прикаспийского похода (1722-1723), который завершился временным включением прикаспийских областей в состав Российской империи.

После заключения по его итогам в сентябре 1723 года Петербургского договора, русский император решил переселить в Прикаспийские области армян, которых считал "лучшим средством" для закрепления за Россией приобретенных территорий.

У известного русского военного историка В.А.Потто находим по этому поводу следующую цитату из распоряжения Петра I: "Стараться всячески призывать армян, а басурман зело тихим образом, чтобы не узнали, сколь возможно убавлять". Император наказывал своим сподвижникам, чтобы они оказывали переселенцам всевозможные льготы, отводили лучшие земли, где пожелают, защищали от обид и притеснений. 24 сентября 1724 года посланному в Стамбул А.Румянцеву император дал указание уговорить армян переселиться в Прикаспийские земли, при условии, что местные жители "будут высланы, а им, армянам, отдадут их земли".

 

 

Как отмечал другой русский историк П.Бутков, 10 ноября 1724 Петр I, "будучи уже на смертном одре", издал следующий указ: "Генерал-лейтенанту Матюшкину и бригадиру Левашеву повелено также, и это объявлено всему армянскому народу, чтобы всяким образом стараться армян и других христиан призывать для поселения в занятые российскими войсками персидские провинции: Гилян, Мазандаран, Баку, Дербент и другие удобные места, принимать их ласково и в прочем содержать во всякой милости и охранении, отводить им в пристойных местах удобные для их поселения земли, и отдавать им в городах и селах те дворы и пожитки, которые пусты; также и тех из магометан, которые явились в какой противности, или на которых какое подозрение есть, тех выводить вон, а их места занимать оными христианами".

Стратегический замысел русского царя определялся в данном указе четко и ясно: "Ибо одно из главнейших желаний было государя Петра Великого не только умножить христиан в приобретенных провинциях, но виды его, даже и по трактату с Турками, стремились на Грузию и Армению". Данный указ, как указывал Бутков, был подтвержден указом российской Коллегии иностранных дел 11 февраля 1725 г., а после смерти Петра I - соответствующим указом императрицы Екатерины I 22 февраля 1726 г. По свидетельству русского ученого, в основу отношений петербургского двора с армянами  со времени царствования Петра I был положен следующий принцип: "монархи армянский народ, ради христианства, в особливой своей императорской милости содержать благоизволят".

Данному принципу твердо придерживались все последующие российские императоры.

Ильгар Нифталиев,

доктор философии по истории, ведущий научный сотрудник Института Истории им.А.А.Бакиханова НАН Азербайджана

Источник :Day.az

Читайте также: