Последние новости

Предварительное расследование преступлений Нжде проводили сами армяне

21:37, 12.12.19
views 150
Новости

December 12, 2019

В начале декабря ФСБ России рассекретила полностью и передала для публикации фрагменты двух документов – повестки дня и протокола заседания Особого совещания при министре государственной безопасности СССР от 24 апреля 1948 года.

Предварительное расследование антигосударственной деятельности Гарегина Нжде осуществляло МГБ Армянской ССР, в момент вынесения Особым совещанием решения о его осуждении сам Нжде содержался во внутренней тюрьме этого ведомства в Ереване, обвинение в отношении него поддерживал прокурор отдела по специальным делам Прокуратуры Союза ССР (впоследствии – Генеральной прокуратуры СССР) Симонян.

В России все более набирает обороты кампания по информированию общества о том, кем на самом деле был Гарегин Нжде. Недавно к ней подключилась Федеральная служба безопасности России, которая извлекла из своих архивов на свет Божий документы Особого совещания при министре государственной безопасности СССР, а если быть более точным, – то подготовительный и итоговый протоколы заседания от 24 апреля 1948 года, на котором Гарегин Тер-Арутюнян, более сегодня известный под кличкой “Нжде” был осужден за антисоветскую деятельность и пособничество нацистам на 25 лет тюремного заключения.

Ранее эти документы хранились под грифом “Совершенно секретно” в Центральном архиве ФСБ России, однако недавно поднявшаяся в Армении и отчасти в России информационно-пропагандистская истерия с требованием о политической и юридической реабилитации этого армянского националиста и нацистского пособника, главными идеологами которой стали армянский премьер-министр Никол Пашинян, президент Союза армян России Ара Абрамян и первый заместитель председателя комитета Государственной Думы России по делам СНГ, соотечественников и евразийской интеграции Константин Затулин, оказалась настолько неприемлемой для российского политического руководства, что заставила это сверхсекретное ведомство, ранее стойко хранившее многие секреты из истории своего союзника, пойти на беспрецедентный шаг и рассекретить документы о создателе нынешней государственной идеологии Армении, являвшимся махровым русофобом, армянским фашистом и гитлеровским коллаборантом.

Как передает AZE.az, По сути, этой публикацией ФСБ России в очередной раз подтвердила высказываемый мной на протяжении последних полутора лет тезис о том, что современная Армения является страной победившего нацизма, ее государственная политика на протяжении последних двадцати лет идет вразрез с политикой России, а нравственные ценности, прививаемые все эти годы армянскому обществу, более похожи на постулаты национал-социализма, чем на идеалы демократии.

Об этом специально для Vesti.az пишет российский аналитик и историк Олег Кузнецов.

В начале декабря ФСБ России рассекретила полностью и передала для публикации фрагменты двух документов – повестки дня и протокола заседания Особого совещания при министре государственной безопасности СССР от 24 апреля 1948 года. Из их содержания следует, что в тот день решалась судьба сразу 303 человек, причем не только в сторону их осуждения, но и оправдания.

Если произвести несложные арифметические расчеты, легко установить, что если при таком объеме заслушиваемых вопросов на определение судьбы одного человека затрачивалось хотя бы две минуты, что заседание Особого совещания в тот день должно было длиться не менее 10 часов без перерыва, а если на один пункт повестки дня затрачивалось бы три минуты, то это заседание продолжалось бы не менее 15 часов. В тот день вопрос о мере наказания Нжде рассматривался по счету 151-м, аккуратно по середине списка, сразу до или после обеденного перерыва.

К слову, данный факт напрочь опровергает расхожий тезис современной армянской пропаганды о том, что Нжде якобы специально судили 24 апреля – в день пресловутого “геноцида армян” в Османской империи, чтобы тем самым унизить его еще больше. Однако опубликованные документы опровергают и этот миф, – заседания Особого совещания проходили раз в две недели, а уголовные дела к рассмотрению в них назначались по мере того, как поступали с мест.

Наивно и глупо полагать, что остальные 302 дела, рассмотренные в тот же день, специально подверстали к “делу Нжде” для придания ему большей значимости. Он перед лицом членов Особого совещания был безликим, абстрактным и ничем неприметным существом в общей шеренге тысяч и тысяч других изменников Родины, нацистских преступников и коллаборационистов, антисоветских элементов и прочих “врагов народа”, которые уже были до этого осуждены, и которых еще предстояло в будущем осудить.

Тот факт, что мера наказания Нжде за его многолетнюю и активную антигосударственную деятельность была назначена именно 24 апреля 1948 года – это случайное совпадение.

Легко догадаться и понять, что во время заседания Особого совещания оценка доказательств обвинения всерьез не производилась, обвиняемые на заседание не вызывались и не доставлялись, мнение сторон уголовного процесса на заслушивалось и не учитывалось, решение об осуждении или оправдании – что было гораздо реже, но тоже было – выносилось заочно, а Особое совещание, по сути, лишь подтверждало и узаконивало наказание, предлагаемое стороной обвинения.

В таких условиях на первый план выходила роль органов следствия и прокуратуры, первые из которых составляли обвинительное заключение в отношении конкретного лица, а вторые утверждали его и предлагали меру наказания для ее закрепления в решении Особого совещания, которое на деле лишь придавало законную силу предложениям прокуратуры. И именно здесь рассекреченные ФСБ России документы начинают показывать нам драму судьбы Нжде.

Не вижу смысла пересказывать и копировать содержание этих документов в тексте этой статьи, копии архивных листов скажут сами за себя. Они позволят не только погрузиться в ту эпоху, но и почувствовать пульс ее жизни.

Оказывается, предварительное расследование его антигосударственной деятельности осуществляло МГБ Армянской ССР, в момент вынесения Особым совещанием решения о его осуждении сам Нжде содержался во внутренней тюрьме этого ведомства в Ереване, обвинение в отношении него поддерживал прокурор отдела по специальным делам Прокуратуры Союза ССР (впоследствии – Генеральной прокуратуры СССР) Симонян.

Таким образом, в “деле Нжде” нет пресловутой “руки Москвы”, но постоянно присутствует “рука Еревана”. Иными словами, в послевоенной Армении Нжде воспринимался не как светоч идей национального самосознания, а как нацист, предатель и враг, а его деле фигурируют сплошь армянские фамилии, и ни одной русской, азербайджанской или какой-либо еще. Из материалов дела видно, что армяне преследовали армянина за предательство интересов армянского народа, а Особое совещание при министре государственной безопасности СССР 24 апреля 1948 года лишь утвердило меру наказания, требуемую армянами для своего единоверца и соплеменника.

Тем страннее метаморфоза, которая случилась с восприятием в армянском обществе в наступившем XXI веке личности этого пособника нацистов. Из предателя и врага в национального героя он превратился в результате многолетней кропотливой и целенаправленной деятельности всех институтов государства по “обелению” его личности и деяний. Это было сделано явно не в интересах армянского общества, которое дважды ранее уже отвергло Нжде – сначала в 1921 году, позволив Красной армии разгромить существовавшую всего семь дней “Республику Горной Армении”, а затем в 1948 году, когда он был осужден за коллаборационизм с нацистами.

Вполне очевидно, что главным заказчиком и бенефициарием подобной трансформации сознания армянского общества является армянская диаспора стран Западной Европы и Северной Америки, для которой активно-агрессивная идеология Нжде является сегодня не просто теорией, а руководством к действию.

Будучи частью англо-саксонского мира, она стремиться переписать историю Великой Отечественной и Второй мировой войны и участия в них Армении по собственным лекалам, в результате чего армянские пособники германского нацизма превращаются в национальных героев этой страны. И делается это лишь ради того, чтобы противопоставить Армению и Россию, как это ранее было успешно сделано в отношении Украины.

Завершая презентацию рассекреченных документов Центрального архива ФСБ России, нельзя не сказать о том, что их доступность для ознакомления широкому кругу читателей была бы невозможна без участия в этом деле Азербайджана, который еще год назад дал старт процессу раскрытия и обнародования архивных документов о коллаборационизме Нжде с Третьим рейхом.

Азербайджан и Россия в деле противодействия любым формам героизации нацизма являются естественными сообщниками и партнерами, готовыми идти рядом и бороться рука об руку с любыми попытками переписать историю нашей общей Победы в Великой Отечественной войне. 9 мая 1945 года – это святой день для российского и азербайджанского народов, и очень символично, что именно президент Азербайджана Ильхам Алиев в своем ставшем уже почти легендарным заявлении на заседании Совета глав государств в Ашхабаде 10 октября 2019 года дал старт раскрытию правды из архивов ФСБ России об армянском коллаборационизме и нацизме.

Пособникам и нынешним последователям нацизма во всех его формах проявления и идеологических окрасках нет, и не может быть оправдания и прощения, и на этом идеологическом фундаменте всегда стояло, и впредь будет стоять гуманитарное сотрудничество российского и азербайджанского народов. Не против армян как таковых, а за их освобождение от идейного дурмана нациста Нжде.

[Предварительное расследование преступлений Нжде проводили сами армяне]   [Предварительное расследование преступлений Нжде проводили сами армяне] [Предварительное расследование преступлений Нжде проводили сами армяне]

Читайте также: