Последние новости

Конкурс в ученики Хакверди был как конкурс в самые престижные вузы СССР

22:58, 19.12.18
views 265
Социум

Ширин Манафов

Эта статья попытка ответить на вопрос о причинах утечки мозгов. В одном из своих недавних интервью президент НАНА академик А. Ализаде заметил: Талантов у нас много, но молодежь уезжает в США, Германию. Это повышает престиж страны, но что – то мы в воспитании упустили….

Так что конкретно упущено? Вопрос актуальный, от его решения зависит будущее национальных академий бывших республик СССР.

О таких как доктор биологических наук Хакверди Джафаров академик АзадМирзаджанзаде говорил: Интересная личность не всегда интересный ученый, но интересный ученый всегда личность. Это в нем привлекает молодежь, как предвестник будущих побед. Он притягивает быстрых и отталкивает бездарность.

Доктор биологических наук Токай Гусейнов: Из 32 кандидатов и 6 докторов наук – учеников Х. Джафарова нет ни одного, кто в качестве ученого и педагога не стремится стать вровень со своим учителем, развить его метод. Настолько убедительны достижения. Ученик основоположника биофизики в СССР профессора Б.Н. Тарусова, Хакверди первый азербайджанец- дипломированный биофизик. По окончании МГУ возвращается в 1966 году в Баку и вскоре создает в НИИ физиологии одну из самых интересных в СССР лабораторий биофизики.  

Сейчас это звучит сенсационно, но конкурс в ученики Хакверди был как конкурс в самые престижные вузы СССР. Так как вскоре стало ясно, что сам наставник создает передовую науку и учеников включает в самые актуальные тренды, щедро делясь идеями и находками.

Проблема №1 - мотивация молодежи. У Хакверди не было проблем с выбором аспирантов, ни в советское, ни в постсоветское время. На него слетались из десятков институтов самые из самых. Работать под руководством Хакверди и удостоится получить от него тему означало высокий шанс попадания в научный Гольфстрим, в среду центров опережения, гарантия состояться в науке.

Секрет метода Хакверди прост- лучшим он раздавал темы что называется на острие современной науки и на всех этапах помогал добиться результата выше ожидаемого аспирантом.

Ученики о наставнике

Севинч Гусейнова: Защита моей диссертации проходила в Тбилиси. Зал НИИ физиологии был переполнен именно потому что защищалась ученица Хакверди. По окончании защиты его друг по МГУ профессор Тенгиз Ониани объяснил причину повышенного интереса: Мы три года бились над проблемой, которую вы с вашим учителем блестяще решили. Теперь ясен путь и найден ключ к дальнейшей разработке темы.

Конечно, я испытала гордость. Но меня это и насторожило. На обратном пути Хаквердимуаллим сказал: Теперь ты должна работать больше, ты увидела тех, кто бросится нам в догонку. Мало найти интересную тему, невероятно трудно удержать ее в своих руках. Тут же перехватываются такими как те, кто тогда в Тбилиси заполнил зал НИИ физиологии. Хакверди заметил тогда, что интерес к работе Севинч означает – грузинские коллеги займутся этой темой. Раз мы вышли на золотую жилу, надо быстро ее разрабатывать

Туран Мамедханлы: Наш шеф создал в лаборатории «Биофизика рецепций» атмосферу поиска. Много рассказывал о годах учебы и о своем наставнике профессоре Тарусеве. Подчеркивал, главное достижение метода Тарусова– создание среды, в которой интересно и насыщенно проходит время для молодых экспериментаторов. Создание атмосферы соревнования, в которой посредственные быстро отсеиваются, а увлеченные становятся настоящими поисковиками. Хакверди был настроен на опережение, нацелен на прорыв, причем в мало разведанных областях, где успех отнюдь не гарантирован. Главное качество Хакверди – изобретательность, его эксперименты были полны новизны и фантазии, эксперимент ставится что бы получить новые, непредсказуемые результаты, что возможно на стыке наук.

С первых дней работы в Баку Хакверди доказывал огромные перспективы командного метода – в работе участвовали ученые разных направлений. Со временем он создал целую плеяду блестящих биофизиков, биологов и физиологов, развивающих командный метод.

В Азербайджане благодаря Хакверди, начиная с 1966 года отмечается – причем на всесоюзном уровне – бум медико- биологических дисциплин. Он связан с именами долгие годы тесно сотрудничавших двух ученых: офтальмолога Зарифы Алиевой и биофизика Хакверди Джафарова, одного из авторов книги « Селен и зрение».  Благодаря этой работе Хакверди стал лауреатом госпремии Азербайджанской СССР в 1972 году.Всего за 6 лет прошел путь от начинающего ученого до лауреата госпремии республики. Убедительное доказательство интенсивности научной жизни в руководимой им лаборатории.

С 1966 года до конца своих дней  Хакверди был ключевой фигурой в процессе становления азербайджанской биофизики, в достижении высокого уровня международной интеграции наших ученых.     

Успехи большой науки связаны с такими как Хакверди - координаторами разных дисциплин и позиций. Если вы не изучаете всесторонне потенциал вашей темы, то это сделают другие. Интерес к работам Хакверди и его ученикам тому свидетельство.   

Естественно молодежь включалась, уловив за спиной дыхание соперников.  Стиль наставника – внесене мотива конкуренции. Молодым говорил: вы на острие новой темы, она заинтересовала другие научные центры и теперь задача - не позволить себя опередить. Награды, дипломы,медали, звания  – все меркнет по сравнению с главной медалью ученого: он в эпицентре актуального направления, координатор им созданной международной научной Сети. Каким был Хакверди для десятков ученых разных дисциплин и направлений по всему СССР. Естественно молодежь стремилась попасть в фабрику звезд Хакверди.

-Участие в конференциях очень нужно, - говорил Хакверди- Но гораздо важнее совместные проекты и работа с ведущими учеными и стремится войти в международную сеть экспертов.

Сейчас в этом ничего нового, но в советский период – прорыв.

Севинч Гусейнова: До последних дней жизни, несмотря на тяжелую болезнь, проводил эксперименты.

Хакверди: Мне надо быть в форме, надо быть интересным молодым. У них иллюзия- под руками Интернет. Огромная масса информации по всем ведущим институтам. Но своих оригинальных идей нет. Их надо вырабатывать, ставя оригинальные опыты, что бы стать частью Сети не в качестве потребителей, а в качестве координатора, создателя своей группы последователей.

Все ученики как один отмечают щедрость и широту Хакверди, которая заключается в самом важном для молодых ученых -  в раздаче перспективных тем и идей. Щедрость не только черта характера Хакверди, но и стратегия. Самый эффективный метод в наше время вовлечения молодых в науку. Подарить сильную тему означает дать шанс войти в ту самую заветную Сеть экспертов.  Хакверди фонтанировал идеями и обладал еще одной завидной чертой- умением довести ноу-хау до промышленной разработки. За что в советское время был удостоен медали из рук самого Косыгина, тогда председателя Совмина, в 2003 году удостоен наград России за внедрение его изобретения в практику российской авиации. Позднее был удостоен награды Турции. Конечно, изобретатель с такой мощной энергетикой и высокой эффективностью привлекает молодежь. Сейчас все его ученики и коллеги считают важным изучить стиль Хакверди. Науке в тысячу раз важнее самих звезд программа подготовки создателей звезд. Вот здесь мы действительно что – то проглядели.

Туран: Мало кто из наставников ставит перед собой задачу ввести учеников в большую науку. Хакверди всем ученикам раздаривал актуальные темы и на всех этапах поддерживал нас. Вселял уверенность-  вы работаете над темой, к которой приковано внимание ведущих центров. Опередить их значит стать научным сотрудником масштабных проектов. 

Диссертация и звания лишь этап, заявка темы. Все развивают идеи и методики, заложенные в диссертации. Это от учителя: выявлять потенциал темы. Хакверди включил учеников в исследование очень перспективной в 1966 году темы: перекисное окисление липидов. 

Армилла Азимова: Тема стала актуальна в 1970-е годы, не менее и в настоящее время. 50% всех исследований в медико – биологических лабораториях Баку и Гянджи по этой теме. Первым в СССР ее начал разрабатывать Тарусов, Хакверди продолжил. Он настоял на моей стажировке в стенах ленинградского НИИ эволюционной физиологии.

В Петербурге возникла та же ситуация, что в Тбилиси. Защита Армиллы вызвала большой интерес, и после нее ленинградский НИИ начал исследования этой проблемы. В ходе обсуждения Хакверди делал акцент не только на защите диссертации, но и развитии темы в дальнейшем. Благодаря чему Хакверди получил признание в СССР как один из ведущих биофизиков- исследователь перспективного направления, к которому подключил почти всех своих учеников. Сейчас Армилла приступила к изучению воздействия перекисного окисления на белки.

Петербург и Тбилиси развивают предложенную школой Хакверди тематику. Кто уедет, имея на родине лидера, создавшего такой научный центр?

Сейчас  общепринято: настоящий ученый стремится войти в международную группу и стать участником научного обмена. Как только какая – то группа  признает вас своим, вы станете участником обмена идеями, методиками и гипотезами, в конечном счете успехом. Вступление учеников в группы экспертов для Хакверди мало, в далекие 1980-е годы он учил мастерству лидерства.

Туран : После некоторых ученых остается выжженное поле, после Хакверди остался цветущий сад. Все благодаря богатой фантазии и щедрости. Долгие годы Азербайджан был одним из лидеров в СССР изучения ряда актуальных тем биофизики.

Конкуренция в науке остра, с разницей в месяц- два возникают публикации в разных странах идентичных открытий. Удержать креативную тему в своих руках трудно, молодым важно научиться сохранить себя в качестве лидера ими предложенной темы. Поэтому к Хакверди был большой конкурс аспирантов в НИИ физиологии и в Университете, где он с 1992 года заведовал кафедрой биофизики. Счастье ученого в наплыве желающих стать его учениками – так было всегда.

Это всегда успех ученого, по которому определяется место страны и нации в шкале звезд. Страна и нация оценивается местом в рейтинге достижений международного масштаба, качеством научных работ, что определяет в стране наличие уникального явления – международного уровня научной и культурной элиты. Звания роли не играют. Важнее выявлять тайное, никем не замеченное.  Хакверди приводил примеры: Джорджу Гамову хватило маленькой статьи и его заметил сам Нильс Бор, ввел в свой семинар. Вернер Гейзенберг вошел в группу Бора задав вопрос, который заинтересовал великого физика.

Хакверди характером, годами работы с корифеями советской биофизики был нацелен на опережение. Как один из авторов книги «Селен и зрение» подключает к изучению селена десятки ученых. Тогда это исследование возглавило до сих пор актуальное направление в офтальмологии. Не случайно многие сотрудники НИИ офтальмологии проводили исследования в тесном сотрудничестве с Хакверди. Сейчас тема активно развивается многими научными центрами.

Задача настоящего ученого создание креативной среды, в которой налажен выпуск ученых международного класса. Опыт Хакверди в создании лаборатории – фабрики звезд, перспективных ученых особенно ценен сейчас, во времена экспансии прагматизма и невежества. Когда последним бастионом остается только наука. Хакверди гордился тем, что как и в советское время его работы на виду, его изобретения внедряются и получают награды за рубежом, благодаря чему растет имидж страны, азербайджанской науки. В Турции экспериментировал и преподавал, там обещали золотые горы, отказался и вернулся на родину.

НаидаНейматзаде: Наша лаборатория задавала тон в масштабах СССР новыми яркими актуальными темами, инициативами. Хакверди все время расширял диапазон исследований. Включал все новых и новых молодых ученых в наш круг. Директор НИИ офтальмологии в 1980- годах Эфендиев отмечал огромную помощь нашей лаборатории постановкой оригинальных опытов и мастерством интерпретации результатов. Этим славился Хакверди: он ставил молодым дерзкие эксперименты и учил с позиции разных дисциплин изучать результаты.

-Чем халтура отличается от настоящей науки- объяснял Хакверди. - Если в процессе планирования работы уже ясен результат- это халтура, от такого псевдоученого надо бежать.

Все работы Хакверди: 300 статей, пять книг и 10 внедренных изобретений- результат исследований в ходе которых возникали неожиданные результаты. Которые неординарно интерпретировал, извлекая прорывное знание. Все его исследования– а он всегда подчеркивал, что это всегда совместное творчество  наставника и учеников- имеют развитие и после ухода учителя из жизни.

Генофонд осетровых

В 1974 году возглавляемая Хакверди лаборатория совместно с нашей лабораторией «Экологическая физиология» - рассказывает Григорий Палатников, –работали над проблемой сохранения спермы осетровых для последующего использования в оплодотворении икры. С 1974 по 1985 годы только наша лаборатория заработала 10 миллионов рублей на таких хоздоговорных заказах. Хакверди принял самое активное участие в разработке методики замораживания, при которой не разрушались икринки и материал можно было использовать через 10 и более лет. Методика была нами успешно разработана. Вдобавок, Хакверди и его сотрудники вывозили материал из Баку и проводили эксперименты на Амуре и Сахалине. Так что в амурских осетровых частично каспийская генетика. Сразу после создания, методика была внедрена на советских рыборазводных заводах, позднее методика была приобретена и внедрена Ираном. Качество осетровых 1974 года несоизмеримо выше нынешних. За одно только  спасение и консервацию генофонда осетровых Каспия образца 1974 года – многократно более здорового, чем сейчас - все участники той программы должны быть представлены к наградам  и медалям. Сейчас забранный в далеком 1974 году материал, благодаря консервации по нашему методу,  для владельцев частных заводов по разведению осетровых во всем мире на вес золота. Настолько большая разница. После начала нефтяного бума на Каспии качество осетровых резко упало, серьезнейшие изменения в худшую сторону наблюдаются на генетическом уровне. Каждый осетр, выведенный из икринок 1974 года, стоит невероятно дорого и как картины Пикассо на аукционах Сотби из года в год только повышаются в цене.  Спасенный учеными НИИ физиологии генетический материал осетровых 1974 года  – источник валюты для Азербайджана. Для разведения в искусственных условиях осетровые 2018 года многократно менее ценный материал. Эта работа 1974 года – может быть единственный шанс на возрождение осетровых Каспия после окончания нефтедобычи и улучшения экосистемы. Спасение генофонда осетровых в ходе создания эффективной методики консервации – проект, обращенный в будущее Каспия.

Результаты сотрудничества азербайджанских и российских центров рыбоводства в 1980-х годах сейчас настолько актуальны, что достойны отдельной статьи.

Как создаются звезды

Защиту кандидатской еще одной сотрудницы лаборатории « Биофизика рецепций» НаидыНейматзаде в Тбилиси также встретили с большим интересом. Тема - воздействие травмы на перекисное окисление в сетчатке глаза. Наиде сказала, что ее работа гораздо выше уровня кандидатской по актуальности, разработке и задает ряд вопросов, что требует развития темы. Позднее одним из тех, кто включился и продолжил работу Наиды был директор НИИ офтальмологии Эфендиев. Ему помогали всей лабораторией. 

При нарушении метаболизма происходит ухудшение зрения вплоть до полной потери. Изучались биологические и физические нарушения при кровоизлияниях в результате травмы. Введение антиоксидантов в стекловидное тело приостанавливает токсическое воздействие перекисного окисления . В результате можно остановить процесс помутнения стекловидного тела глаза.

Наида: Все сотрудники работали с 9 утра до позднего вечера. Не хотелось уходить домой. В своей лаборатории Хакверди собрал лучших и естественно хотелось показать себя как равного среди молодых гениев. Предлагаемые им темы были настолько на острие мировой науки, что удачная разработка, правильный подход  гарантировал молодым ученым гораздо больше, чем звания, награды и премиальные. Имя и авторитет настоящего исследователя, выход в высшую лигу. 

Все работы самого Хакверди исследования, статьи, книги плоды творчества изобретателя, открывателя новых тем. К нему стремились попасть самые эрудированные и честолюбивые молодые исследователи. Когда он был вынужден уйти из НИИ физиологии за год до распада СССР, он и в БГУ создал отличную лабораторию, которая начала выпускать интересные работы и интересных ученых. На него слетались, он находил оригинальное развитие актуальных тем и совместно с аспирантами находил интересные решения. Уходя в БГУ на должность завкафедрой биофизики, он предложил мне уйти с ним в университет. Я согласилась и не пожалела, он и на новом месте создал оазис большой науки, который дал стране десятки настоящих ученых. Медики, химики, физики, биологи со многих вузов Баку консультировались с Хакверди и получали не только темы, но и ключи к разработке оригинальных заявок. Не допустил ни одной работы ради получения звания. Каждая работа под его руководством выдвигала молодого ученого как оригинального перспективного ученого.  Секрет метода создания ученого прост: вовлечение аспиранта в атмосферу поиска позволяет ему стать частью талантливого коллектива.

Труды Хакверди и его лаборатории всегда были заметны на всесоюзном уровне. Еще работая в НИИ физиологии Хакверди получил большой заказ от Минобороны СССР, мы одни из первых лабораторий в Баку в далеком 1983 году получили компьютеры. Хотя многие заказы лаборатории проходили под грифом « Секретно», благодаря Хакверди эти исследования стали локомотивом в целом ряде научных направлений, от физиологии и офтальмологии до методов борьбы с терроризмом. Естественно все лучшие стремились работать у нас, возник тот уникальный для периода после развала СССР случай, когда на базе нашей лаборатории при БГУ мог возникнуть новый научный институт, получающий заказы от ряда стран СНГ.  

Центры опережения

Будущее уже наступило. Просто оно еще неравномерно распределено- отметил Уильям Гибсон. Создание центров опережения в науке, экономике, технологиях – сейчас признано ведущей имиджевой задачей государства. Еще 50  лет назад в Баку такую задачу поставили перед собой группа ученых во главе с академиками А. Мирзаджанзаде, А. Далиным, И. Наримановым. В эту группу входил и доктор биологических наук, лауреат госпремийСССР,  медалей РФ И Турции биофизик Хакверди Джафаров.  Создатель двух успешных лабораторий, ставших фабрикой звезд в области физики, биологии, медицины, физиологии.

Все ученики Хакверди с удовольствием готовы вернуться в созданную им в 1966 году лабораторию. История создания Х. Джафаровым целой когорты выдающихся ученых и педагогов  – не меньшее достижение, чем все его книги, монографии, изобретения, удостоенные премий трех стран. Создание лаборатории или института, ставшие фабрикой научных звезд сейчас единственный шанс на прорыв в науке, когда к  итак плотной конкуренции подключились азиатские гиганты: Китай, Индия, Сингапур….

Метод создания фабрики звезд науки сейчас крайне востребован – об этом рассуждают как о важном результате жизни выдающегося ученого Х. Джафарова его коллеги и ученики. Явление редкое в национальных академиях времен СССР, сейчас вообще уникальное. Уходят носители знаний метода. Сейчас ставка именно на фабрику звезд, на умение привлечь перспективную молодежь, создать центры – магниты на родине. Нет иного пути остановить утечку мозгов, это единственный шанс не отстать в эпоху технологического соревнования. Когда авторитет страны во многом определяется успехами именно в научном виде соревнований.

Не только книги Х. Джафарова, но и методики исследований, постановка опытов – сейчас предмет изучения, так же как и уникальный по нынешним временам феномен – создание одним ученым двух эффективных центров опережения. Ученый все 52 года в науке был не просто заметен, за ним следили, ему пытались подражать. Он мастер создавать прорывы, потому что сам Хакверди с молодости был нацелен на опережение.

 Скромный в быту человек, начиная с 1970-х годов Хакверди создавал в Баку в своих лабораториях новый никем тогда не оцененный тип ученого, но крайне востребованный сейчас. Нацеленных попасть в международный научный Гольфстрим, готовых заявить о себе в конкурентной среде. Важная для ученых СНГ проблема до сих пор не акцентирована. Стоит ученому опубликовать нечто яркое, новое и прорывное, как все мгновенно перехватывается и присваивается. Проблема – наши ученые не могут защитить себя. Ни в одной бывшей республике СССР не создан совет экспертов, в который может обратиться ученый с целью определения потенциала изучаемой им темы. А также созданию  мер по сохранению за своим институтом и своей страной приоритета в изучении заявленной темы и созданию стратегии продвижения перспективной научной темы как национального продукта.

Все эти функции в огромном мире биофизики, физиологии, биохимии, медицины выполняла в Баку небольшая группа ученых, одним из которых в течении 52 лет был Хакверди.  Интерес к его методу определяется высокой эффективностью как в период брежневского застоя, так и в постсоветский период. Хакверди создал две лаборатории и обе были завалены заказами даже в периоды, когда другие институты умирали в забвении.

Суть метода - дать аспирантам тему, с которой есть шанс войти в число разработчиков актуальных, прорывных задач. Хакверди был одним из немногих, кто мог себе такое позволить. Щедрость свойственна только тем, кто сам опережает и не боится передать это сложное искусство молодому поколению. Авторы одной лишь темы невероятно скупы, не подпускают к ней никого и до конца дней на ней паразитируют. Так в науке, шоу- бизнесе, искусстве….Тогда как Хакверди фонтанировал идеями и щедро делился с учениками. Труды Хакверди  и ряда его учеников, поддержанные рядом центров во всесоюзном масштабе, стали динамично развивающимися направлениями, от ихтиологии до офтальмологии и методов борьбы с терроризмом.

Для ученого знать, что его исследования изучаются и развиваются другими – гордость. Особенно, если удается возглавить новое направление, развитие новой важной интересной актуальной темы.

Найти тему, запустить на высокую орбиту, и все время контролировать ход ее исследования. Быть на шаг впереди уже  мало, надо уметь вести игру и не растерять преимущество. История двух созданных Хакверди успешных лабораторий - фабрик звезд и есть то самое преимущество.​

На переднем плане профессор Тарусов, стоит Х. Джафаров.

Читайте также: