Последние новости

Полковник-лейтенант героически погиб во время четырехдневной апрельской войны

16:37, 11.07.16
views 1155
Социум
07 Июля 2016 17:10 -
Однажды он пробрался в оккупированное армянами село и поклонился могиле матери.Полковник-лейтенант героически погиб во время четырехдневной апрельской войны
Полковник-лейтенант героически погиб во время четырехдневной апрельской войныПолковник-лейтенант героически погиб во время четырехдневной апрельской войны
Лето 1993 года на карабахском фронте было отмечено серьезными неудачами для Азербайджана. Армения при самой активной военной и материально-технической поддержке России сумела установить контроль не только над нагорной, но в значительной степени и низменной частью Карабаха. Плохо организованные, неважно оснащенные азербайджанские силы несли потери.

Среди участников боев на территории Агдамского района был Рагуф Оруджов, который незадолго до этого самовольно вернулся из России, с военной службы в рядах советской еще армии. В июне в бою за одну из высот погиб младший брат его матери Азер Рагимов, а вскоре после этого во время атаки армянской армии – и сама мать Рагуфа - Райя Рагимова. Ее сын Забиль рассказал, что похоронить покойную в селе не смогли, поскольку из-за наступления армянских сил пришлось переехать в соседнее село, где ее и предали земле. Но на следующий же день пришлось уйти и оттуда…

- После того, как похоронили мать, 20-летний Рагуф словно повзрослел разом на несколько лет, - вспоминает Забиль. - С тех пор никто не видел его смеющимся от души. Над могилой стоял вытянувшись и сжав кулаки, с недобрым выражением в глазах. После ранения у него в ногах были осколки, и на все наши просьбы пойти на операцию и извлечь их, он только молча улыбался. Эти осколки стали его спутниками жизни.

Спустя некоторое время семья Оруджовых из 14 человек перебралась в Сумгайыт и поселилась в одном из общежитий. В том же году Рагуф поступил в Бакинское высшее общевойсковое командное училище, которое и окончил успешно в 1995 году, а в следующем по собственному желанию был направлен на передовую, и не куда-нибудь, а на знаменитый своими суровыми условиями Муровдаг, где был назначен командиром разведывательной роты.

О его службе там красноречиво свидетельствует тот факт, что его имя значилось первым в списке награжденных по случаю 6-летия вооруженных сил Азербайджана. В интервью газете «Милли орду» старший лейтенант Оруджов заметил: «Постичь секреты оружия, обращаться с техникой и ремонтировать ее - дело нетрудное. Но если у тебя в душе нет любви к Родине, то если даже ты станешь бойцом-удальцом, ничего не достигнешь».

В 1997 году Рагуф на самом высоком уровне выполнил боевое задание, отправившись в оккупированный город Кельбаджар, пленив и доставив двух высокопоставленных армянских офицеров. В том же году он сумел проникнуть в армянскую воинскую часть в Кельбаджаре и сделать видеосъемку важных в военном отношении пунктов и элементов. Перед этим он прошел подготовку на владение армянским языком. И заслуги молодого разведчика получили адекватную оценку: указом президента Азербайджана Гейдара Алиева от 24 июня 1998 года Рагуф Оруджов был удостоен медали «За военные заслуги»).

В 2011 году Рагуф был назначен начальником штаба одной из воинских частей, дислоцированных в родном ему Агдамском районе. В августе 2014-го, в период очередного обострения обстановки на линии фронта бойцы части Рагуфа также внесли достойный вклад в отражение вылазки армянских оккупантов. Когда ситуация несколько стабилизировалась, он приехал в Сумгайыт повидаться с родными. Забиль рассказывает, что когда старший брат попросил его помочь снять сапоги, это оказалось непросто, ноги у Рагуфа сильно распухли. Оказалось, что он не снимал сапоги все 5 дней боев. Отдохнув со своими несколько часов, Рагуф прямо ночью отправился обратно в свою часть.

В ночь на 2 апреля 2016 года армянские захватчики предприняли новую провокацию на линии фронта. Но на сей раз они столкнулись с отпором, пожалуй, как никогда суровым. В результате ответных мер азербайджанской армии за три дня был освобожден ряд важных участков, вот уже 22 года находившихся под неприятельской пятой, Противник понес значительные потери в живой силе и технике, пока после вмешательства России в неблагоприятный для ее «форпоста» ход событий не было заключено новое перемирие.
Полковник-лейтенант героически погиб во время четырехдневной апрельской войны
Полковник-лейтенант героически погиб во время четырехдневной апрельской войныПолковник-лейтенант героически погиб во время четырехдневной апрельской войны
4 апреля, около полуночи во дворе здания, где живет семья Оруджовых, собралось много народу – окрестные жители, военные. На этот раз полковник-лейтенант Рагуф Оруджов прибыл к родным… на плечах товарищей-офицеров, в гробу, обернутом в трехцветный флаг Азербайджана, под овации, школьники продекламировали стихи и спели песни патриотического содержания. Наконец, по окончании столь же торжественной, сколь и печальной церемонии Рагуф был предан земле на городской Аллее шехидов.

Беседую с Севиндж ханум - вдовой Рагуфа Оруджова. Севиндж ханум рассказывает, что они поженились в 1998-м, и с тех пор она, фигурально выражаясь, плечом к плечу с мужем стояла на страже Родины, вместе с ним несла все тяготы военной службы. Дело в том, что Рагуф почти не приезжал навестить семью, и поэтому навещала его семья. Последняя такая встреча произошла 21-22 марта этого года, в дни Новруз байрамы. Во время праздничного застолья по просьбе Забиля Рагуф сфотографировался вместе со своим младшим сыном и младшими племянниками. Это оказалась его последняя фотография.

В разгар беседы в дверь позвонили. Пришедший представился Арзуманом Гасанзаде и объяснил, что в 2009 году служил рядовым в батальоне, которым командовал Рагуф Оруджов, а узнав печальную весть, счел долгом выразить его семье соболезнование.

Из рассказов Арзумана я узнала, что Рагуф всегда устанавливал среди своих подчиненных строжайшую дисциплину, его солдаты ни о какой «самоволке» и прочих вольностях даже думать не могли. Воинская дисциплина для него была чем-то священным и нерушимым. Солдатам не разрешалось даже телефонами пользоваться – Рагуф говорил: раз я рядом с вами, то незачем вам впутывать в свои проблемы родителей. Под его руководством солдаты с особым рвением и воодушевлением выполняли боевые задания. Арзуман рассказал следующий случай:

- Мне удалось завоевать доверие командира. Как-то мы отправились к въезду в Агдам. Он куда-то ушел, поручив подождать его до утра, а если не вернется, уйти восвояси. Вернулся под утро, снял перепачканный кровью китель и передал мне, чтобы я сдал в прачечную. Мы не стали ни о чем спрашивать, и только потом, после демобилизации я узнал, что в ту ночь он прошел в село Чуллу поклониться могиле матери, и во время этой вылазки убил нескольких армян. Но о подробностях, конечно, распространяться не стал.

Арзуман рассказал также, что как-то Рагуф отравился рыбой, и он позвонил в Баку отцу-врачу и по его рекомендации доставил нужные лекарства. Наутро командир, проснувшись и увидев у изголовья Арзумана, сказал: «Теперь мы друзья», - после чего, как ни в чем не бывало, отправился инспектировать свой батальон. Вообще Рагуфа Оруджова от многих командиров в кавычках отличало бережное, уважительное отношение к солдатам. При этом он делил солдат на две категории: те, кто не смыкает глаз и днем и ночью, и те, у кого голова работает и днем и ночью.

Среди множества превозносящих Рагуфа Оруджова записей в социальных сетях, вызванных вестью о его гибели, хочу привести запись известного азербайджанского журналиста Замина Хаджи:

«В 1999 году я проходил военную службу на Мурове. Оруджов был командиром разведроты в нашей бригаде, о нем ходили легенды. И в самом деле, бесстрашный был человек, каких мало. Летом 1999-го благодаря случаю я познакомился с ним близко. На Муров меня отправили по указанию Абиева за мои критические статьи об армии. И я продолжал тайком делать заметки, вел дневник. Однажды расположился на берегу реки Кюрокчай и делал запись в блокноте, когда неожиданно кто-то сзади схватил меня за руку. Это оказался какой-то молодой офицер, он открыл блокнот и начал читать, улыбнулся. Я порядком перепугался, что он настучит в штаб, но он, заметив мое побледневшее лицо, успокоил меня, сказав, что написанное в блокноте чистая правда.

Потом взглянул в сторону дороги на Гёйгёль и произнес слова, врезавшиеся мне в память: «Я не могу деньги семье отправить, а тут сынки шишек на машинах катаются». При нем наша разведрота была первой во всем корпусе. В тяжелых условиях Мурова умудрился выстроить для солдат баню, похожую на сауну! Очень порядочный был, и профессионал до мозга костей».

Источник Vesti.az / Автор Аида Эйвазлы/
Читайте также: