Последние новости

Девичья башня в Баку оказалась тайным храмом?

23:36, 03.02.19
views 187
Страницы истории

Один из наиболее выдающихся древних памятников общечеловеческой культуры - это Девичья башня в Баку. О том, когда и для чего построено это сооружение, говорят много и на протяжении долгого времени, вспоминая легенды и мифы, выдвигая гипотезы и приводя самые различные домыслы. Однако к единому мнению историки так и не пришли, передает Day.Az со ссылкой на echo.az.

Историк Аббас Исламов после долгих лет копотливых исследований выдвинул одну гипотезу, которая имеет все шансы стать научной теорией. Для начала он рассмотрел все предположения о назначении башни. Среди них версии, что это зороастрийский храм, маяк, оборонительное или защитное сооружение, обсерватория и т.п. На основании таблички ее приписывают архитектору Масуду ибн Давуду.

Однако все это - лишь версии, не имеющие убедительных доказательств. При этом башня как была каменной загадкой, так и осталась. Потому что ясных и убедительных ответов на три главных вопроса - каково было назначение Девичьей башни, кто ее построил и сколько ей лет - так не существует.

Аббас Исламов обратил внимание на то, что форма башни соответствует священному символу, хорошо известному в народе под названием "бута". Несмотря на распространенное мнение, что "бута" всего лишь один из элементов традиционного национального декора, несущий в основном флористический смысл, было установлено, что в далеком прошлом этот символ на самом деле имел гораздо более насыщенное, религиозное содержание и был в употреблении со времен каменного века. Есть все основания полагать, что бута является древнейшим религиозным символом, обозначавшим единое божество (воплощавшим в едином образе мужское и женское начало - Небо и Землю).

 Только по мере вытеснения древних традиций новыми религиозными учениями, бута постепенно утратила свое идеологическое содержание и дошла до наших дней в виде декоративной детали, широко используемой в искусстве, ковроткачестве и ювелирном деле.

Многократно повторенное в СМИ мнение, что башня была построена так, чтобы в проекции напоминать цифры 9 или 6, мягко говоря, неубедительно. Прежде всего потому, что это мнение в сущности ничего не объясняет - помимо утверждения, что во многих религиях этим цифрам придается некий сакральный смысл (в религиозном контексте идеологическую нагрузку несут так же цифры 3, 4, 7, 8, 12 и т.д.). Но самым существенным упущением "цифровиков" является то, что возраст этого строения, по единодушному мнению большинства исследователей Девичьей башни, составляет более 2000 лет.

Иными словами во времена, когда древние строители закладывали первый камень в основание башни, арабские цифры 9 и 6 (равно как и вся арабская культура, еще не сформировавшаяся к этому времени) вовсе не были в использовании, как в середине ХХ в., когда авторы "цифровой" идеи ходили в среднюю школу.

Строительство башни началось во времена, когда все еще процветало правление фараонов, а в международном пользовании могли быть, пожалуй, только римские цифры. Поэтому настаивать на том, что при возведении громадного сооружения со сложным внешним и внутренним дизайном за основу формы более 2000 лет тому назад была взята арабская цифра, по меньшей мере, некорректно.

 Истина по мнению А.Исламова заключается в том, что Девичья башня воплощает в трехмерном объеме священную форму бута, которая была символом единого бога во времена, когда до Рождества Христова процветали религиозные учения эзотерического толка, основанные на институтах тайного жреческого знания.

Примечательной особенностью строения является то, что помимо двуединого содержания символа бута, сама башня так же объединяет в своем изящном, монолитном дизайне небесную и земную компоненты. Двойственный дизайн отчетливо выражен во внешнем виде башни: земная половина нижней части храма представлена обычной плоской каменной кладкой, в то время как верхняя, ребристая, во все времена бывшая наиболее примечательной и характерной особенностью Девичьей башни, представляет собой небесную половину.

Стена же, выступающая в юго-восточном направлении, вовсе не была задумана создателями храма как контрфорс, а является органической составной частью общего дизайна и священного образа бута. Уникальность ситуации с Девичьей башней заключается в том, что для того чтобы понять назначение этого неповторимого сооружения, совершенно необходимо иметь представление хотя бы о самых основных положениях той религиозной традиции, в интересах которой оно было воздвигнуто более 2000 лет назад. Именно по этой причине исследования А.Исламова были направлены на восстановление (насколько это возможно в условиях крайней фрагментарности материала) базовых идей религиозных систем дохристианского и древнейшего периода истории.

 Были обнаружены убедительные доказательства тому, что идея единого божества, несущего в своей всеобъемлющей космической сущности мужское и женское начало, существовала как сформировавшаяся концепция на протяжении десятков тысяч лет, начиная со времен раннего палеолита. Пройдя почти неизменной сквозь тысячелетия, она легла в основы практически всех ныне существующих глобальных религий.

Центральным положением древней религиозной философии было то, что бог воспринимался как Бог-Богиня. В библейской информации о сотворении человека отчетливо говорится о том, что бог сотворил человека мужчиной и женщиной "по образу и подобию своему", т.е. строка недвусмысленно указывает на то, что подобие создателя подразумевает присутствие и женской природы. Идея двуединства, например, может быть прослежена в индуизме, истоки которого лежат в древней ведической философии, уходящей корнями в доисторические времена, и в котором верховный бог Шива имеет также женскую ипостась в образе богини Кали-Деви.

Тему можно продолжить, приводя все больше примеров и разъяснений. Но поскольку речь идет о форме Девичьей башни, важно отметить, что существенной особенностью древних религиозных традиций, стоявших на фундаменте тайного знания о двуединой природе бога, было требование возводить храмы в соответствии с очертаниями религиозного символа, выступающего в роли общего "логотипа".

В результате проведенных исследований А.Исламовым было установлено, что очертания священного символа прослеживаются в формах сохранившихся культовых сооружений неолитического периода Средиземноморья, мегалитических сооружениях Европы, Азии и Америки, которые, по мнению многих ученых, так же выполняли храмовые функции. Таким, что вовсе не стремление создать какую-то "особую оборонительную конструкцию" и не намерение возвести "маяк необычного дизайна", но именно архитектурное воплощение символического образа двуединого божества, некогда доминировавшего в религиозном сознании древнего мира, является первопричиной столь характерного внешнего вида Девичьей башни.

Разница, пожалуй, только в том, что башня, по-видимому, является если не самым последним, то одним из самых последних храмов из ряда ушедших в прошлое культовых строений, служивших религиозно-идеологической системе, центральной концепцией которой был образ единого Бога-Богини.

Но, как было отмечено выше, строительство подобных объектов происходило в период истории, когда религиозные традиции сохранялись и передавались из поколения в поколение в пределах замкнутых жреческих общин, причем исходная информация, лежащая в основе культа, сохранялась втайне от остального общества.

Обязательное правило жреческой организации заключалось в том, что только посвященный допускался к сокровенным знаниям. Поэтому кандидаты на получении жреческого сана проходили обряды посвящения, проводившиеся как таинства, после которых новообращенный, вступая в жреческое братство, не только считался заново рожденным, но и облагался строжайшими требованиями о неукоснительном соблюдении уставов и неразглашении скрытого знания.

Нечто подобное наблюдается и в настоящее время, например, в замкнутых монашеских общинах Бутана, но нелишне было бы отметить, что именно из жреческих мистерий берут свои истоки и древние обряды посвящения "свободных каменщиков" - масонов. Данная тема затронута потому, что один из важнейших пунктов скрытого мистического знания жрецов о таинстве смерти и воскрешения солнечного бога имеет самое прямое отношение к истории возникновения Девичьей башни и ее назначению.

Солнце, считавшееся в подавляющем большинстве древних религиозных традиций живым богом и даже прародителем царствующих особ, в период зимнего солнцестояния, по мнению мистиков далекого прошлого, умирало и вновь возрождалось к жизни. Это божественное свойство делало его бессмертным, однако в рамках древней философии считалось, что чудо воскрешения светила происходило при самом непосредственном участии Бога-Богини, мужская и женская сущности которого обеспечивали возрождение солнца.

Неудивительно, что при таком взгляде на природу вещей считалось, что солнце - сын двуединого бога. Общеизвестно, что наивысшего расцвета религиозно-мистический культ солнца достиг в Древнем Египте, однако при этом не следует забывать, что образ солнца был центральным не только в этой стране, а имел, пожалуй, планетарное распространение. Не вызывает никаких сомнений и то, что солнечный бог стоял в центре религиозной традиции, в интересах которой был построен храм, называемый сегодня "Девичья башня". Причем некоторые особенности конструкции позволяют утверждать, что функции храма в значительной степени были связаны именно с периодом зимнего солнцестояния.

Об этом свидетельствует уже тот факт, что все оконные проемы башни находятся с южной и юго-восточной стороны, т.е. направлены на сектор горизонта Каспийского моря, в пределах которого наблюдается феномен солнцестояния.

Подводя интересующихся загадками Девичьей башни еще ближе к пониманию ее назначения, А.Исламов отмечает, что династические линии многих царствующих родов древнего мира считались берущими свое начало от потомков самого солнца, которое, как было отмечено выше, считалось живым существом. Именно по этой причине правители древних царств по установившейся традиции так же почитались живыми богами, в титулах которых часто присутствовало слово "солнце".

Наиболее известны в этом отношении египетские фараоны, но таковыми почитались и многие другие правители, например, цари Древней Греции, потомки солнечного бога Аполлона, цари Вавилона и Шумера, ацтеков и майя. Однако очевидно, что кем бы эти правители ни почитались, они были простыми смертными и вступали в этот мир точно так же, как и все прочие люди - через чрево смертной женщины. Но религиозная традиция требовала признания в них божественных существ. Несмотря на то, что рождение наследника происходило в царствующем семействе, требовалась тем не менее некая аттестация, призванная подтвердить, что новоявленная личность представляет собой очередного потомка солнечного бога.

На решение данного вопроса и были направлены древние ритуалы посвящения или инициации, проводившиеся как священные таинства в специальных храмах. Именно одним из таких храмов, выделяющимся тщательной разработкой дизайна и великолепным строительным исполнением, и является Девичья башня...

Прежде чем перейти к описанию функций башни, А.Исламов призывает к необходимости отметить некоторые оригинальные особенности ее конструкции, которые, к сожалению, были радикально изменены в середине прошлого века, когда под видом реставрации Девичью башню пытались переделать в оборонительную крепость. Существенной особенностью ее исходного дизайна было то, что в своем первоначальном виде храм имел сплошное нерасчлененное внутреннее пространство, единое для составляющих его половин - земной и небесной.

В результате расчленения внутренней полости храма каменными перекрытиями возникли восемь тесных, похожих на каменные мешки, помещений, совершенно бессмысленных с точки зрения той самой идеи "оборонительной крепости", в поддержку которой и были нагромождены перекрытия. Однако искажение оригинального дизайна заключалось не только в расчленении внутренней полости храма, но и в происшедшем одновременно с этим уничтожением водосборной функции сооружения.

Дело в том, что важнейшим техническим требованием древнего таинства было накопление чистой небесной влаги, выпадающей в виде дождя и росы. Создатели храма предусмотрели в конструкции Девичьей башни хорошо продуманную систему сбора небесной воды и ее последующего дренирования во внутренний колодец посредством керамического коллектора, т.е. той самой трубы, назначение которой так долго озадачивало исследователей.

На каждом из окружных выступов внутри храма по всей вероятности имелись каналы, направлявшие собираемую воду в керамическую трубу через ниши со специально устроенными в них стоками. Строительство каменных перекрытий и крыши во время "реставрации" создало непреодолимое физическое препятствие на пути атмосферных осадков, а также довершилось облицовкой пола на каждом этаже, что в конечном итоге полностью скрыло элементы водосборной системы башни.

Не случайно, что после "реставрации" вода из колодца внутри храма постепенно исчезла. Как было отмечено выше, в мистическом мировоззрении древних солнце считалось сыном Бога-Богини, т.е. было мужского пола. В древних сообществах, жизнь которых определялась религиозными идеологиями с образом солнечного бога в качестве центрального элемента, ребенок мужского пола, рожденный в семье правителя (потомка солнца), автоматически считался наследником престола, т.е. продолжением своего отца.

Поэтому неслучайно, что смерть и воскрешение светила, происходящее в период зимнего солнцестояния, было избрано как событие, одновременно с которым проводился обряд инициации. Посвящаемый (мальчик царского рода) во время обряда, проводившегося в храме священного таинства, символически умирал и возрождался параллельно с небесным покровителем, обретая тем самым "божественное" рождение и титул потомка солнца, дающий право на наследие престола. Излишне говорить, насколько значимым был храм, в котором происходило таинство, насколько важен был этот ритуал для далеких предков и насколько весомым было положение жреческой общины, выступавшей в роли связующего звена между богами и людьми.

Следует отметить также, что башню построили на священной скале, несомненно бывшей культовым местом задолго до строительства храма. Именно в материале этой скалы и был некогда выдолблен колодец, включенный впоследствии в конструкцию Девичьей башни.

Если водосборную функцию в далеком прошлом выполняла поверхность скалы, то со строительством храма и включением колодца в толщу стены эту роль стала исполнять гигантская чаша внутренней полости башни, которая именно с целью сбора небесной влаги была задумана слегка расширяющейся кверху. Астрономический феномен зимнего солнцестояния наблюдается в северном полушарии в период с 21 по 24 декабря.

Точки восхода солнца, по мере приближения к зиме, смещаются в южном направлении, а точки заката - в северном. Солнце при этом пересекает небосвод по все более пологой траектории. Наконец наступает момент, когда солнце, достигнув самой низкой траектории, в течение трех дней восходит из одной и той же точки. Именно эта остановка, наряду с самыми длинными ночами и короткими днями, рассматривалась в древней идеологии как смерть светила. Однако утром 25-го происходит чудо: солнце вновь приходит в движение, восходя из новой точки, но уже в обратном направлении, в котором отныне будут смещаться восходы, вплоть до летнего солнцестояния с 21 на 22 июня.

Последовательное описание работы башни при восходе светила в дни солнцестояния следует начать с того, что в оригинальной конструкции башни была еще одна очень важная деталь - вырез на конце стены, выступающей к югу прямо напротив главного окна. "Реставраторы" сочли эту особенность лишней и застроили ее как продолжение угла стены. Однако эта деталь играла существенную роль, поскольку именно начиная с момента, когда солнце, восходя над горизонтом Каспия, впервые появлялось в этом вырезе, вступая в храм через главное окно, по всей вероятности и начинался отсчет главных ритуальных дней.

Спустя некоторое время после этого момента наступали непосредственно дни зимнего солнцестояния, когда три восхода наблюдаются из одной и той же точки горизонта, расположенной точно напротив главного окна. Впервые подтверждение данного феномена состоялось в декабре 2004 г., когда Аббас Исламов сфотографировал восход солнца из главного окна Девичьей башни. Четыре узких оконных проема, находящихся на небесной половине храма, расположены по плавной дуге, берущей начало от главного окна.

Линия этой группы окон повторяет траекторию восхода солнца в дни зимнего солнцестояния. Исключительно точный инженерный расчет и конструкция оконных проемов позволяют солнечному свету непрерывно находиться внутри храма, начиная с момента, когда светило появляется над чертой горизонта и вступает в Девичью башню через главное окно. Солнце, двигаясь по восходящей кривой, поочередно переходит от одного окна к другому, при этом солнечный свет, еще не покинув проем предыдущего окна, уже проникает в храм через следующее.

Таким образом достигается эффект постоянного присутствия солнца внутри башни, причем в пределах определенного участка на противоположной стене. Этот участок в наших исследованиях условно назван "солнечным альковом". Необходимо отметить, что солнце по представлениям древних людей подходило к точке восхода, проходя сквозь тело Богини Земли, иными словами, восходило к линии горизонта из ее чрева, содержащего также и небесную воду, дарующую жизнь. Именно этой воображаемой схеме соответствовал и обряд инициации, проводившийся в храме в дни солнцестояния.

Разумеется, сегодня практически невозможно воспроизвести ритуал во всех его подробностях, начиная с подготовки и до завершения.

Как было отмечено выше, это знание древнего обряда было тайным и с исчезновением замкнутых жреческих институтов, вытесненных религиями относительно нового времени, оно было практически утрачено. Однако основные базовые положения мистических ритуалов, во многом общие для различных религиозных традиций древности, позволяют с большой долей уверенности восстановить основные моменты уникальной церемонии. "Потомок солнца", инфант царского рода, проходящий ритуал посвящения, должен был символически пройти весь путь "смерти и воскрешения" вместе со своим небесным покровителем, воплощением которого на земле ему предстояло стать.

Очевидно, что продолжительность его присутствия в храме определялась продолжительностью природного феномена солнцестояния, т.е. на протяжении по меньшей мере четырех дней, начиная с раннего утра (до восхода солнца) и до времени заката. Вполне возможно, что три дня условного прохождения через царство смерти посвящаемый проводил внутри храма, не покидая его. На протяжении этих дней инфант, подобно солнцу, проходил омовение (или окунание) в священной небесной воде, взятой из чрева священной скалы под башней, и проходил сквозь каменное тело Богини - в нижней половине храма, заканчивающейся как раз на уровне верхнего устья колодца.

При этом он поднимался параллельно восходящему светилу по шахте колодца, в которой, как было установлено, когда-то имелись лестничные перекладины. Выходя из чрева Богини, он появлялся одновременно с восходящим солнцем на условной линии горизонта храма, т.е. в проеме главного окна, находящегося на стыке небесной и земной половин Девичьей башни.

Можно предположить, что за три дня контакта с субстанцией бога, каковой считалась небесная вода, несущая энергию жизни, побеждалась смерть, и утром четвертого дня, 25 декабря, солнце рождалось заново, вновь приходя в движение и восходя из новой точки в направлении востока. Именно в этот день проходящий инициацию мальчик покидал башню, поскольку вместе с воскресшим светилом он считался обретшим божественное рождение, титул потомка солнца и достойного наследника трона.

Не исключено, что в этот день он покидал башню через главное окно, спускаясь по платформе, начинавшейся от основания окна и идущей вдоль стены в направлении моря.

Подводя итог сказанному, А.Исламов вновь обращает внимание на то, что это древнее сооружение представляет собой храм древнего таинства, воплощающий в своих формах концептуальный образ Бога-Богини и в этой связи повторяющий формы священного символа бута.

Это был храм, воздвигнутый в соответствии с духовными канонами древней идеологии дохристианского периода, в основе которой лежала мистическая концепция двуединого божества и возрождения солнца. Храм совершенно очевидно служил интересам религиозной традиции, важнейшим компонентом которой было "таинство посвящения" (инициации), традиционно проводившееся в период зимнего солнцестояния и идеологически ассоциировавшегося с возрождением бога-солнца и реинкарнацией его земных воплощений, живущих среди людей и принадлежавших к царствующим семействам.

В заключение хотелось бы ответить на оставшиеся два их трех основных вопросов, упомянутых вначале обсуждения. Итак, кто построил Девичью башню? Это, возможно, самый трудный из вопросов, поскольку читатель ожидает услышать ответ с простым и однозначным содержанием: башня была построена во времена правителя "такого-то", в "таком-то" году.

К сожалению, следует признать, что в настоящее время такой однозначный и исчерпывающий ответ пока невозможен. Поэтому А.Исламов призывает читателей, встречающих в литературе информацию, претендующую на указание точных дат и имен в отношении строительства башни, не принимать подобные сведения на веру, потому что они бездоказательны.

Однако, учитывая, что весь дизайн и функционирование башни столь органично связаны с природным феноменом "возрождения солнца" и таинством инициации, широко практиковавшемся в прошлом, можно предположить, что авторы этого необычного строительного проекта были представителями социальной формации, исповедовавшей религиозную идеологию.

Центральные элементы этой идеологии были представлены Солнечным божеством, священным храмом таинства, вовлеченным в процесс "воскрешения солнца", и, наконец, обрядом инициации, проводившимся параллельно с природным феноменом зимнего солнцестояния для инфантов, считавшихся потомками солнечного бога.

На сегодняшний день на роль социальной формации, религиозная идеология которой включала бы всю совокупность перечисленных выше элементов, отводила особое место региону Кавказа в своей мифологии и в то же время была бы достаточно могущественна для осуществления подобного строительного проекта, претендует древнеегипетская империя. При этом было бы нелишне напомнить, что могущество Египта сохранялось почти до начала новой эры.

А сколько же лет Девичьей башне? Основываясь на информации относительно периода процветания древней религии, основу которой составляло мистическое учение о "двойственном" божестве, и принимая к сведению список социальных формаций, следовавших данной идеологической школе, можно выдвинуть следующее вполне реалистичное предположение. Башня могла быть построена в промежутке времени от 1000 до 500 лет до н.э, т.е. ее возраст составляет 2500-3000 лет.

Учитывая также, что формирование Баку исторически происходило вокруг древнего храмового комплекса, можно смело предположить, что эта цифра в равной мере применима и к возрасту нашей столицы, т.е. возраст Баку так же составляет около 3000 лет.

Читайте также: