Последние новости

Гейдар Алиев дал свое разрешение прямо на месте, безо всяких согласований с Москвой

17:19, 22.05.16
views 879
Страницы истории
22-05-2016

Гейдар Алиев дал свое разрешение прямо на месте, безо всяких согласований с Москвой
Первые части статьи можно прочитать, перейдя по ссылкам: (http://www.vesti.az/news/291950#ad-image-0 ), (http://www.vesti.az/news/292547#ad-image-0)

- Этого поселка еще 30 лет назад на карте не было. Здесь был непроходимый, первозданный лес, - рассказывает учительница русского языка в местной школе Клара Петровна Хоменкова. - Первое дерево здесь срубили азербайджанцы. Они же построили первые дома, школу, детский сад – словом, все, что вы здесь видите.

Это в некотором роде Азербайджан в миниатюре. Самая большая улица поселка носит название Азербайджана, а железнодорожная станция – Гейдара Алиева, ведь Ангоя построена с его благословения. Если бы не он, здесь, может быть, так и осталась бы глухая тайга.

Учительница добавила, что Ангоя в переводе с эвенкийского означает «святое место». До революции в этих местах жили три племени – киндигир, чилчигир, шамгир. Теперь эвенков в этих местах совсем мало.

На ведущую роль азербайджанцев в закладке поселка указал и глава местной администрации Сергей Шутов:

- Знаете, с каким лозунгом ваши пришли сюда? «Построили Улькан – построим и Ангою». Этот поселок существует здесь только благодаря Гейдару Алиеву. В рамках проекта БАМа здесь пролегла железная дорога, но ни станции, ни тем более поселка в этом месте не планировалось. Азербайджанцы вполне могли бы остаться в Улькане, или вернуться домой, но вместо этого они совершили в Сибири еще один подвиг.

А вот воспоминания о тех далеких уже годах сенатора Российской Федерации от Бурятии Арнольда Кирилловича Тулохонова:

- Когда в 1974 году началось строительство БАМа, союзные республики взяли обязательство построить вдоль магистрали по одной станции. И тогда по инициативе первого секретаря ЦК КП Азербайджана Гейдара Алиева на БАМ был отправлен строительный отряд «Комсомол Азербайджана», который построил станцию Улькан и одноименный поселок городского типа. Это был отряд дисциплинированный, мастера строительного дела, и они не хотели расходиться. Они обратились с просьбой позволить им построить станцию Ангоя на БАМе. Но для этого требовалось соответствующее решение. Когда на БАМ приехал Гейдар Алиев, стройотряд обратился к нему с этим делом. И Гейдар Алиев дал свое разрешение прямо на месте, безо всяких согласований с Москвой. Таким образом, азербайджанские строители возвели на БАМе еще одну станцию и поселок городского типа из материалов, доставленных с их родины, причем на основе традиций азербайджанской архитектуры.

Сенатор рассказал еще об одном интересном случае. При строительстве Северомуйского туннеля строители натолкнулись на подземную реку и без малого 10 лет не могли преодолеть это препятствие. Туннель же построить было необходимо, без него весь стратегический бамовский проект оказывался под вопросом. И тогда Гейдар Алиев дал указание проложить трассу в обход. Так и поступили, несмотря на трудности, созданные сильно изрезанной, пересеченной местностью, на перепады высот до 18 м. Дорога функционирует до сих пор без всяких проблем.

Много позже, 7 июля 1999 года президент Азербайджана Гейдар Алиев в поздравительной телеграмме по случаю 25-летия начала строительства БАМа, в частности, заметил:

«Как одному из руководителей СССР, как человеку, возглавлявшему специальную комиссию Совета министров СССР, мне в 1984 году выпало проехать по уже проложенному участку магистрали и лично встречаться со многими из участников строительства. В плане использования природных ресурсов, ускорения развития производительных сил Сибири и Дальнего Востока на БАМ возлагались большие надежды. Сложные политические процессы, которые привели к крушению СССР, не позволили полностью осуществить решения, принятые на выездном заседании комиссии Совета министров СССР по строительству магистрали в 1984 году. БАМ навсегда останется в истории как эпопея мужества и стойкости людей, верных принципам дружбы и братства, работавших в тайге, среди бездорожья и вечной мерзлоты».

Мазахир Мамедов, родом шушинец, один из тех первых 27 «азбамстроевцев», ступивших на эту землю 24 сентября 1984 года, вспоминает, что первые месяцы они только и делали, что валили тайгу, расчищая место для будущего поселка и для железнодорожной станции:

- Хочу заметить, что брали на БАМ не каждого желающего, существовал жесткий конкурс. Например, на строительство Ангои принимали только мастеров разных специальностей.

Мои собеседники вспоминают, что к закладке первой улицы поселка на встречу со строителями приехал космонавт Владимир Ковалев, который и срубил первые три ели: «В этот момент кто-то крикнул – пусть, мол, это будет улица Космонавтов. Все захлопали, и название было принято. А вторую улицу Ангои назвали в честь Азербайджана».

Вообще правительство явно не забывало о культурном досуге строителей БАМа. Сюда, в глухую тайгу в добровольно-принудительном порядке командировались ведущие звезды советской эстрады – Владимир Винокур, Лев Лещенко, Алла Пугачева, София Ротару, Геннадий Хазанов, на выступления которых даже в Москве и Ленинграде достать билеты было большой проблемой. Перед строителями же БАМа им вменялось в обязанность выступать бесплатно.

Вспоминает Тейяр Гусейнли, главный инженер проекта железнодорожного вокзала в Ангое:

- Наша республика успешно построила на БАМе поселок Улькан вместе с железнодорожным вокзалом. Потом нашей республике было доверено построить и вторую станцию – Ангоя. Проект Улькана был целиком разработан нашим институтом, а проект Ангои подготовлен в новосибирском институте «Сибгипротранс» и утвержден заказчиком. Нашей республике поручалось только построить станцию по этому проекту. В те годы Гейдар Алиев работал на посту первого заместителя председателя Совета министров СССР, и на него было возложено руководство строительством БАМа. Однажды разнеслась весть о том, что по указанию ЦК Азербайджана вокзал и ряд общественных зданий в поселке Ангоя будут перепроектированы в духе традиций азербайджанского классического зодчества. Нам всем было ясно, что это инициатива самого Гейдара Алиева.

Для бамовского проекта в Баку был в срочном порядке объявлен конкурс с участием ведущих архитекторов. В конце концов был принят проект, составленный Арифом Джаббарлы, Таги Гаджизаде и Урайнатом Махмудлу, а главным инженером и главным конструктором был назначен Тейяр Гусейнли. После ряда трудностей и препон проект все же утвердили, а проект «Сибгипротранса» был возвращен обратно.

18 июля 2008 года на вокзале поселка Ангоя в торжественной обстановке, в присутствии высокопоставленных лиц Российской Федерации и Азербайджана станции было присвоено имя Гейдара Алиева. Церемония широко освещалась СМИ обеих стран.

«Мы все пришли на этот праздник, надев ордена и медали. Конечно, это был праздник, как же иначе. Здесь, в самой середине Сибири, зажигался еще один азербайджанский очаг!» - заметил Мазахир-даи.

И сегодня еще половину населения крошечного поселка Ангоя, что в глухой сибирской тайге – половину из менее чем 800 человек составляют азербайджанцы. Они прижились на этой земле, вросли корнями, и никто не называет их приезжими. Как-никак они ведь обустраивали эти суровые места – 30 лет тому назад.
Сабухи Мамедли, lent.az Первые части статьи можно прочитать, перейдя по ссылкам: (http://www.vesti.az/news/291950#ad-image-0 ), (http://www.vesti.az/news/292547#ad-image-0)
Читайте также: