Последние новости

Мэр Бруклина: нам приятно считать себя американской Москвой

23:41, 30.09.18
views 662
Вопрос ответ
Мэр Бруклина Эрик Адамс
© ТАСС
В преддверии XX Всемирного конгресса русской прессы, который 24 -27 сентября  2018 годапринимал Бруклин, президент (мэр) района Эрик Адамс рассказал в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману о роли русскоязычной общины в жизни Нью-Йорка и о том, из чего складывается рабочий день мэра.

— Уважаемый господин президент Бруклина, большое вам спасибо за то, что приняли нас сегодня, за то, что нашли время. Господин президент, мы встречаемся в преддверии XX Всемирного конгресса русской прессы — очень знаменательного для нас события, которое состоится в этом году здесь, в Нью-Йорке, в Бруклине. В прошлом году вы были столь любезны, что пригласили нас провести этот конгресс в Бруклине. Почему вы считаете, что именно Бруклин подходит для проведения этой глобальной конференции журналистов русскоязычных СМИ?

— Нам приятно думать, что Бруклин — это американская Москва. Здесь, в Бруклине, живет больше всего русскоязычных — более 300 тысяч. Всего же их в Нью-Йорке насчитывается более 700 тысяч. Так что это — вполне естественный выбор.

Журналисты не только смогут обменяться мыслями, они соприкоснутся с одной из самых многочисленных русскоязычных общин, все вокруг для них будет звучать знакомо, знакомыми будут пища, атмосфера. Нет такого места, которое подходило бы для этого лучше, чем Бруклин.

— Насколько важны такие мероприятия, международные конференции для сближения людей, какова их роль с точки зрения народной дипломатии?

— Они очень важны, в особенности в том, что касается журналистики. Проведение встреч журналистов заставляет всех нас ответственно относиться к своему делу. Власть прессы заключается в возможности передавать информацию, обмениваться ею. Это всех нас сближает.

За годы методы работы журналистов изменились: больше не используют огромные громоздкие типографские станки. Действительность такова, что сегодня роль этих типографских станков выполняют различные мобильные устройства, информация и новости поступают в режиме реального времени. Чем больше мы общаемся, тем проще нам преодолеть ту пропасть, которая разделяла нас так много лет, мы больше узнаем друг о друге и понимаем, что того, что нас сближает, больше, чем того, что нас разобщает.

— Господин президент, как вы знаете, к сожалению, в настоящее время российско-американские отношения переживают не лучшие времена, какую роль могут сыграть в их улучшении культурная дипломатия, гуманитарные связи, народная дипломатия?

— На самом деле, думаю, мы не всегда можем контролировать то, что происходит на государственном уровне. Федеральные власти проводят свою политику, но важно, что делают местные власти — Нью-Йорка и Москвы, Санкт-Петербурга и Чикаго…

— Или Баку и Москвы.

— Да, совершенно верно. Так что все дело в том, чтобы местные власти развивали связи в то время, как федеральные власти решают, как преодолеть некоторые сложности между государствами.

На местном уровне все мы стремимся к одному и тому же, мы можем учиться друг у друга
Дети из нашей школы могут приобрести опыт благодаря межкультурной коммуникации с какой-либо российской школой, а дети в России могут перенять опыт у какой-нибудь школы здесь, в Бруклине, или в любой другой части страны. Так что пока мы поддерживаем связи в культурной и деловой сферах, а также контакты между молодежью, мы можем не быть скованными государственной политикой в той или иной ее форме.

— Как вы отметили, в Бруклине проживают более 300 тысяч русскоязычных, в Нью-Йорке их от 700 тысяч до миллиона. Каким образом эта значительная доля русскоязычных влияет на культуру района, всего Нью-Йорка?

— Русская община, русскоязычная община обладает богатым культурным наследием. Это касается всего — от кулинарии до танцев и развлечений. И, на самом деле, наши школьники узнают много нового, когда учатся и общаются с детьми из городов, где говорят на русском, это очень полезный опыт. И многие наши бизнесмены, некоторые из лучших бизнесменов в нашем городе, говорят на русском. Так что развитие связей между нами дает колоссальные возможности. Если вы пройдетесь Брайтон-Бич в Бруклине, то точно почувствуете, будто вы где-то в Маленькой Одессе или где-то в Москве, где-то в России. Потому что такую энергетику и дух здесь, в Бруклине, передают культура, еда, язык.

— Я бы назвал Бруклин мультикультурной столицей мира. Это настоящий великий плавильный котел для всех Соединенных Штатов. Когда вы задумываетесь об этом, что приходит вам на ум в первую очередь?

— Сила разнообразия. Более 47% жителей Бруклина дома говорят на ином языке, нежели английский. Это удивительный показатель, и мы полагаем, что в реальности он гораздо выше. Таким образом, нам выпадает отличная возможность воздать должное этому разнообразию. Один из ключевых компонентов данного разнообразия — русскоязычные общины в районе. Это очень высокий показатель. Тот факт, что 50% жителей района, если не больше, говорят на ином языке, нежели английский, заставляет всех нас выходить за рамки зоны комфорта и вынуждает взаимодействовать с другими группами людей. Думаю, это идет нам на пользу.

— В Бруклин прибывают миллионы гостей. На что они обращают внимание прежде всего? Какие отзывы вам от них поступают?

— Нельзя приехать в Нью-Йорк и не пройтись по Бруклинскому мосту. Раньше люди пересекали мост, а потом возвращались на Манхэттен. Теперь все изменилось. С развитием различных видов транспорта — от проката велосипедов до метро — люди начали узнавать Бруклин. Они едут в Уильямсбург, чтобы посмотреть на новые отели и достопримечательности, они едут на Кони-Айленд, чтобы прикоснуться к богатым традициям русскоязычной общины, они едут и в другие части района. Так что сейчас это такое место, о котором люди хотят узнать больше, они готовы восхищаться и оценить то, что здесь есть. Дни, когда они пересекали Бруклинский мост и поворачивали обратно, ушли, теперь они пересекают мост и знакомятся с Бруклином.

Мэр Бруклина Эрик Адамс и первый заместитель генерального директора ТАСС Михаил Гусман
© ТАСС

— Как вы сказали, жители Бруклина говорят на многих, многих языках. Как это отражается на СМИ? На каких языках выходят у вас газеты и журналы, на каких языках вещают теле- и радиостанции, в том числе местные?

— У нас много местной прессы. Есть издания, которые столь малы, что могут общаться напрямую только со своей аудиторией. Бруклин известен тем, что здесь много местных изданий. Есть местные газеты, которые выходят на русском, на языке жителей Йемена, Пакистана, местные издания есть даже у нашей общины выходцев с Карибских островов, у нас есть Haitian times, Caribbean News. Разнообразных местных СМИ очень много, они освещают события на сугубо локальном уровне и касаются вопросов, имеющих значение для данной конкретной общины. Но это также позволяет людям, которые не входят в эти общины, ознакомиться с изданием, узнать, что в них происходит, что для них важно.

— Я заметил, что люди в Бруклине говорят на особом английском, это не типичный американский английский…

— Верно.

— Это совсем не оксфордский английский. Это особый бруклинский английский. Можете ли вы по нему отличить других жителей Бруклина? И не могли бы вы на камеру сказать что-то на том языке, на котором говорят в Бруклине?

— Мы называем его "бруклинизским". Мы не замечаем, когда говорим на нем, так мы к нему привыкли. Просто таков Бруклин. При моем предшественнике (на посту президента Бруклина, имеется в виду Марти Марковиц — прим. ТАСС) был установлен дорожный знак со словами: Leaving Brooklyn — Fuhgeddaboudit (можно перевести как "Уезжаешь из Бруклина — плюнь и разотри" — прим. ТАСС).

— Вам приходится много путешествовать. Когда вы возвращаетесь, в каком именно месте в Бруклине вы чувствуете: "Да, я тут, я дома".

— Думаю, вскоре после пересечения моста, в одном из моих любимых мест — Проспект-парке. И если кто-то приезжает в Бруклин, они должны сходить в Проспект-парк.

Это место вызывает умиротворение, там прекрасные роща и пруд, там хорошо гулять, совершать пробежки, есть хорошие велосипедные дорожки, можно просто спокойно насладиться хорошим днем.

Можно заметить, что люди в парке очень разные, это представители самых различных групп населения, и они собираются вместе. Там очень хорошо в погожий летний день или даже зимой, когда выпадет снег. Туда хорошо прийти, просто чтобы прояснилось в голове, там можно насладиться природой в окружении городских кварталов.

— Бруклин — это наиболее населенный из районов Нью-Йорка. Это дает вам какие-то преимущества? Или из-за этого у вас больше головной боли? И как вы сотрудничаете с другими районами, какие связи вы поддерживаете с главами других районов Нью-Йорка?

— Бруклин не является крупнейшим из районов Нью-Йорка по площади, но он первый по населению. Куинс больше по площади, но у нас больше население. У нас живет около 3 млн человек. Если бы Бруклин был самостоятельным городом, то он стал бы третьим в списке крупнейших городов страны, недавно мы обогнали Чикаго. Задумайтесь: Бруклин был бы третьим по величине городом. Учитывая, какую важную роль играет Нью-Йорк и какую важную роль играет Америка в мире, многое из того, что происходит в городе и во всей стране, исходит из Бруклина.

Если бы Бруклин был самостоятельным городом, то он стал бы третьим в списке крупнейших городов страны, недавно мы обогнали Чикаго
Здесь развивают высокие технологии, изобретают новое, отсюда родом некоторые из известнейших людей, например, Барбара Стрейзанд и даже недавняя победительница конкурса "Мисс Вселенная" живет в Бруклине. Бруклин известен тем, что здесь живут знаменитости, он славится музыкой и атмосферой. Бруклин также славится тем, что здесь изобретают новое, и сейчас он становится все более известным в связи с тем, что здесь развивают высокие технологии. Это удивительное место, и оно продолжает развиваться и эволюционировать.

— С какими городами в США или в других странах вы могли бы сравнить Бруклин? Есть ли у вас города-побратимы?

— У нас есть несколько городов-побратимов в Турции, в Китае, есть один в Азербайджане, так что города-побратимы имеются самые разные. Но если вы спросите, с каким городом можно сравнить Бруклин, то мне такой назвать трудно. В Бруклине так много уникальных мест. Возможно, ближе всего будет Москва, учитывая, как она сейчас меняется.

Я не был там больше 25 лет, так что не знаю достаточно, какая она сейчас, но мне говорили, что это процветающий, устремленный вверх и очень модный город. Думаю, именно так лучше всего можно описать и Бруклин, это, возможно, одно из самых модных мест в мире.

— Вы упомянули, что были в Москве много-много лет назад. Мне выпала большая честь сообщить вам, что мои коллеги и друзья в правительстве Москвы попросили передать вам приглашение в нашу столицу. Вы будете почетным гостем в Москве, когда у вас найдется для этого время. Я как раз говорил по телефону с коллегами в московском правительстве, и они попросили сказать вам, что вы всегда желанный гость в Москве.

— Спасибо вам большое. Я этого очень жду. Очень хочется снова побывать в Москве.

— Как вы знаете, существует много стереотипов о жителях Нью-Йорка и Бруклина. Вы знаете, о каких стереотипах идет речь. Какие стереотипы в той или иной степени верны, а какие, на ваш взгляд, являются выдуманными?

— Думаю, многие считают, что бруклинцы — это этакие суровые парни, с которыми опасно связываться, но времена преступности и бедности остались далеко в прошлом, мы считаем, что за всей этой суровостью у Бруклина доброе сердце, местные жители — это люди, которые умеют заботиться о других и проявлять сострадание. Бруклин известен своими культурными учреждениями, многие полагают, что все они находятся на Манхэттене, но у нас здесь есть замечательные места: Детский музей Бруклина, Детский еврейский музей — один из первых в своем роде, отличный ботанический сад, отмеченный наградами, а также Бруклинский музей. У нас также, как я говорил, много прекрасных парков, есть замечательные места в прибрежной полосе, недавно открылся красивейший Бруклинбридж-парк, его продолжают расширять. Мы создали места в прибрежной полосе, откуда можно полюбоваться видами на другие районы.

Бруклин — это прекрасное место как для посещения, так и для того, чтобы жить здесь с семьей, растить здоровых детей.

— Вы сказали, что бруклинцев считают суровыми парнями. Как известно, в течение долго времени вы занимали ответственные посты в полиции в Бруклине…

— Да.

— И, как я слышал, вы были отважным полицейским. Вы могли бы рассказать об этой стороне вашей жизни? Может быть, расскажете о каких-то опасных случаях из вашей работы полицейским?

— Я начал работать в полиции в 1984 году. Бруклин тогда был другим, и весь город был другим. Было много насилия, наркомании. В городе совершали много преступлений с применением огнестрельного оружия. Это было очень непростое время. Ситуация изменилась благодаря сотрудникам полиции Нью-Йорка, правоохранительных ведомств, вследствие совершенствования методов работы полиции в городе. Их теперь воспроизводят по всему миру, и это позволяет спасать жизни людей.

Бруклин тогда был другим, и весь город был другим. Было много насилия, наркомании
 
У нас совершали ежегодно свыше 2 тысяч убийств, 98 тысяч ограблений и почти 100 тысяч нападений с отягчающими обстоятельствами. Показатели были очень высокими, но со временем они снизились. В последние 25 лет у нас не было роста преступности, данные показатели постоянно снижались. В городе сейчас безопаснее, чем было в 1950-е или 1960-е годы, это невероятный успех для полицейского управления и других ведомств в городе. Сейчас в городе очень безопасно. Помню, каким опасным он был, когда я только начинал работать в полиции, и как из-за преступности мы теряли хороших людей.

Я также помню, как нам удалось изменить ситуацию и преодолеть кризис, и теперь, благодаря этому, в городе стало намного лучше.

— Когда я связывался с вашими помощниками, с сотрудниками вашей пресс-службы, чтобы согласовать время для проведения интервью, найти его было очень непросто, поскольку вы так заняты. У меня сложилось впечатление, что вы работаете круглосуточно, семь дней в неделю. Находится ли у вас время для семьи? Членам вашей семьи нравится, что вы президент Бруклина, но они же хотят побыть с вами. Когда вы находите время для этого и как вы проводите время с семьей?

— Совершенно верно. Приходится посвящать делам не меньше 12—13 часов в день, семь дней в неделю, нужно взаимодействовать с общественностью, с разными группами населения, решать различные вопросы. В районе такого размера всегда есть проблемы, которыми нужно заниматься.

Мой сын сейчас в таком возрасте, когда ему так или иначе не хочется, чтобы отец постоянно был рядом. Но я пытаюсь привлекать его к тому, чем занимаюсь сам. Если я направляюсь в какое-то интересное место, то предлагаю ему поехать вместе, чтобы он тоже мог приобщиться.

Важно, чтобы он мог своими глазами увидеть, как повезло людям жить в таком городе, как они справляются с трудностями. То, что он видит ситуацию с обеих сторон, позволяет ему в полной мере оценить имеющиеся у него преимущества в жизни. Я всеми силами пытаюсь привлечь его к тому, чем занимаюсь сам. И он в таком возрасте, когда может в большей степени это оценить.

— Господин президент Бруклина, я вновь благодарю вас за то, что были столь любезны и пригласили русскоязычную прессу в Бруклин для проведения конгресса. Хочу вновь отметить, что вы — всегда желанный гость в Москве, что вас там ждут. Большое спасибо за интервью.

— Спасибо вам.

После интервью Михаил Гусман вручил президенту Бруклина шкатулку с традиционной русской росписью и логотипом ТАСС.

 
Читайте также: