Последние новости

История повторяется дважды, иногда и больше: Армения должна извлечь урок из своих ошибок

19:53, 02.01.21
views 487
Мнение эксперта

Ирада Багирова, доктор исторических наук,  профессор, зав.отделом истории Кавказа Института истории НАНА 

История повторяется дважды, в первый раз в виде трагедии, второй раз в виде фарса.

Кому только не приписывают эти слова, и Гегелю, и Шекспиру, и даже К.Марксу. Бернард Шоу также внес свою лепту в этот ряд, с горечью констатировав, что никто не извлекает из истории никаких уроков. Как показала практика, наши соседи готовы повторять  одни и те же ошибки бесконечно и они их так же ничему не учат. К чему это я, спросит любознательный читатель. Конечно, к итогам нашей победоносной войны. В настоящее время огромное количество армянских политиков и политологов заняты поиском причин поражения своей страны в этой беспрецедентной 44-дневной войне, некоторые даже высказывают вполне  здравые и самокритичные мысли. Но вряд ли  кто-то из них обращается к прошлому вне контекста так называемого геноцида, а именно к истории армяно-турецких войн начала прошлого столетия. Да, я не оговорилась, именно об армяно-турецкой войне 1920 года, о которой мало кто вспоминает и 100-летие которой было совсем недавно, пойдет речь в этой статье.  

В августе этого года в Армении торжественно  провели «научную» конференцию, посвященную 100-летию Севрского договора, на которой выступил премьер-министр Никол Пашинян. Он особо отметил, что согласно вытекающим из него решениям Армении под протекторатом США предоставлялись территории четырех турецких вилайетов с выходом к Черному морю через Батум. Осуществленную таким образом мечту всех армян о «Великой Армении» от моря до моря Пашинян преподнес как договор, устанавливавший мир и справедливость во всей Передней Азии. Забыл он упомянуть только о том, что договор так и не был ратифицирован ни одним из государств-участников первой мировой войны и фактически перестал действовать де-юре после пересмотра его решений на Лозаннской конференции 1923 года.  

Однако де-факто он был перечеркнут еще задолго до Лозанны, Александропольским мирным договором, заключенным между Армянской республикой  и Турцией  2 декабря 1920 года. А заключению этого договора предшествовала упомянутая нами армяно-турецкая война, длившаяся два месяца и закончившаяся полным разгромом армянской армии, а также советизацией Армении. 

Как известно, Севрский договор,  заключенный в августе 1920 года правительствами Антанты с турецким султаном, не был  признан Великим Национальным Собранием Турции, возглавляемым Мустафой Кемалем, как несправедливый и колониальный по содержанию. Как уже отмечалось выше, по этому договору Армения получала большую часть вилайетов Ван, Битлис, Эрзурум и Трабзон, общая же площадь республики должна была составить почти 150 тыс кв.км. США во главе с президентом В.Вильсоном выступили в качестве гаранта. 

Но поскольку власть в Османском государстве фактически перешла к Национальному собранию, оно не собиралось исполнять эти драконовские условия. И тогда правительство  Армении решило добиться осуществления договора ни много, ни мало, объявлением войны Турции. Правящая тогда в стране партия Дашнакцутюн при этом совершенно не представляла себе военный потенциал кемалистской Турции, по-прежнему считая ее побежденной в мировой войне стороной, не способной оказать сопротивление «доблестной» армянской армии. Для этого имелись определенные основания, поскольку англичане, получившие после войны мандат на Закавказье, действительно оказали содействие армянам в переоснащении и вооружении армии, хотя в территориальных вопросах поддержали Азербайджан.    

Два года существования Армянской (Араратской) республики, несмотря на жесточайший экономический кризис и многократную смену правительств, доминирующей линией  во внешней политике была идея объединения «Восточной», или Кавказской и «Западной» Армении, т.е. заселенных армянами вилайетов Османского государства. В годовщину провозглашения республики, 28 мая 1919 года парламент республики Армения принял «Акт  независимости Объединенной Армении», по которому в состав предполагаемого государства должны были войти «исконные армянские земли, находящиеся в пределах Закавказья и Османской империи», то есть практически вся территория Восточной Анатолии. Это означало претворение в жизнь так и не ратифицированного Севрского договора, который можно было реализовать только военным путем. В армянской и российской историографии принято считать, что Турция, совершив реванш за отторжение от нее Карса, Ардагана и пр., напала на беззащитную Армению с целью восстановить границы 1914 года. Однако есть воспоминания свидетелей тех событий, самыми убийственными по степени саморазоблачения из которых являются мемуары   первого премьер-министра Армянской республики, одного из лидеров партии Дашнакцутюн Ованеса Качазнуни, который не сомневался, что в сентябре 1920 года Армянская республика объявила войну Турции.

На что надеялись ее руководители, понять трудно. Вот как описывает действия армянских властей Качазнуни: «Независимо от результатов, мы должны были всемерно стараться найти общий язык с турками. Мы не сделали этого по ясным и столь же непростительным причинам – мы не были осведомлены о том, какие силы у Турции и были весьма уверены в своих силах. В этом и основная ошибка. Не боялись войны, так как были в полной уверенности, что победим. Мы не имели сведений, какие силы сосредоточены турками на нашей границе и поэтому не проявляли необходимой осторожности. Наоборот, неожиданное взятие Олты (вблизи Карса) явилось вызовом Турции. Казалось, мы сами желаем воевать. Когда на границе военные действия уже были начаты, турки предложили повидаться с нами и начать переговоры. Мы отвергли их предложение. Это было большим преступлением». (Качазнуни Ов. Дашнакцутюн больше нечего делать! Тифлис, 1927, с.37.) Не напоминает ли это до боли то, что происходит в наши дни? Только в те времена речь шла об занятых армянами после Мудросского соглашения 1918 года турецких территориях, а в наше время – об оккупированных азербайджанских, переговоры о которых продолжались почти 30 лет.  

Дальнейшие события так же разворачивались по знакомому сценарию. Как известно, Азербайджан был первым  из государств  Южного Кавказа, в которое  вошла  красная армия в апреле 1920 года под предлогом помощи кемалистскому движению,  на очереди были  Армения и Грузия. 14 сентября в Иреван прибывает советская делегация во главе с полпредом РСФСР в Республике Армении Борисом Леграном, которая предлагает армянам договор с советской Россией. Согласно его  условиям, Армения должна была отказаться от Севрского договора, разрешить советским войскам пройти через ее территорию для обеспечения помощи Мустафе Кемалю в его борьбе с «империалистами» и обеспечить посредничество России в решении пограничных споров. Отказавшись от первого пункта, Армения согласилась на то, чтобы советская Россия выступила посредником В установлении армяно-турецкой границы. 

Однако не дождавшись начала российско-турецких переговоров, 24 сентября Армения начала военные действия против Турции. Буквально за несколько дней армяне потеряли значительную часть занятых ими до этого территорий, 29 сентября турецкие войска под командованием Кязыма Карабекир-паши заняли Сарыкамыш, а в октябре вошли в Карс, достигли Александрополя (Гюмри) и линии Арпачая. Поняв безвыходность положения, армянское правительство в октябре соглашается подписать с Россией договор о советизации Армении, по которому Советская Россия должна была  оказать влияние на Турцию, чтобы добиться объединения части Западной Армении с Армянской республикой.  Статус Карабаха, Зангезура и Нахчывана должен был быть урегулирован путем взаимных уступок или плебисцита. Проект этого фантастического договора был представлен на рассмотрение Кавбюро в Баку, где конечно же не получил одобрения. 

Уже 3 ноября армянская сторона запросила перемирия, на что турки выдвинули более жесткие условия, потребовав возвращения всех четырех обозначенных в Севрском договоре вилайетов. 

Вернемся к воспоминаниям Качазнуни, который так объясняет причины поражения армянской армии: «Война закончилась полным нашим поражением. Наша сытая, хорошо вооруженная и одетая армия не воевала. Войска постоянно отступали, бросали оружие и рассеивались по селам. Армия была деморализована во внутренних боях, благодаря бесцельным разорениям и безнаказанным грабежам (в основном азербайджанского населения – И.Б.). Военный дух, дисциплина, а значит  и сила сопротивления были крайне ослаблены… Ко всему этому правительство допустило одну роковую ошибку: с целью увеличить численность войск, брало под оружие пожилых, усталых, обремененных семейными и экономическими заботами, спешно вооружало и посылало их на фронт. Эти люди были готовыми дезертирами, которые усиливали деморализацию в рядах солдат». (Качазнуни, с.39) Думаю, не только у меня это вызывает ощущение де-жа-вю. Но, в отличие от нынешних армянских властей, правительство, возглавляемое Оганджаняном, 23 ноября подало в отставку и на его место пришло новое коалиционное правительство во главе с С.Врацяном, в котором впервые кроме дашнаков были представлены и эсеры. Однако это не спасло республику, советские войска вместе с армянскими большевиками в конце ноября в районе Акстафы уже перешли через Иджеван в Дилижан и  2 декабря между Леграном и представителями Армении был подписан договор, по которому она была объявлена Советской Республикой. Правительство Врацяна ушло в отставку. Россия признала в качестве бесспорных частей Советской Армении все земли, находившиеся под юрисдикцией правительства Армении до начала турецкого наступления, включая Зангезур. Россия должна была предпринять немедленные шаги по предоставлению необходимой военной силы для защиты республики. 

Однако надежны армян на помощь России  в случае советизации Армении в очередной раз не провалились.  К.Карабекир пригрозил возобновить наступление, если условия его правительства не будут немедленно приняты. И в ночь с 2 на 3 декабря 1920 года между фактически лишенным полномочий армянским правительством в лице премьера и министра иностранных дел третьего кабинета А.Хатисяна (Хатисова) и К.Карабекиром в Александрополе был подписан договор, обязывающий Армению отказаться от всех претензий на провинцию Карс, принять временную турецкую юрисдикцию в Шарур-Нахчыване, отозвать своих представителей из Европы, уменьшить численность армянской армии до 1500 человек и т.д. В случае необходимости Турция обещала оказать военную помощь армянскому государству. Только после выполнения всех условий договора турецкая армия обязалась выйти из Александропольского края и установить реку Арпачай в качестве новой международной границы.  

Подписавшего Александропольский (Гюмрийский) договор А.Хатисяна заклеймили как предателя и современники, и историки. Сам же Хатисян оправдывал свои действия тем, что не обладал законной юрисдикцией и надеялся на помощь Красной армии и нового армянского правительства, которые должны были заставить турок отступить хотя бы до довоенных границ. Как показал дальнейший ход событий, и эти расчеты оказались необоснованными. Новая советско-турецкая граница была утверждена двумя договорами – Московским (7 марта 1921 г.) и Карским (13 октября 1921 г.), согласно которым Россия признала возвращение Карса, Ардагана и Артвина Турции. Но это уже тема другого разговора. А уроки из своей богатой ошибками истории армянской стороне не мешало бы извлечь хотя бы в XXI веке, когда неприкосновенность государственных  границ стала нормой международного права.

Источник: 1news.az

Читайте также: