Последние новости

Кочарян хочет вернуться во власть, чтобы удержать нажитые на карабахской войне деньги – РЕСТАВРАЦИЯ ВЛАСТИ

23:05, 06.04.21
views 160
Пресс-центр

Интервью Роберта Кочаряна – это попытка заявить о себе армянской диаспоре в РФ в условиях разочарования «карабахским кланом», заявил Vesti.az заместитель генерального директора федерального информационно-аналитического агентства «Вестник Кавказа» Андрей Петров.

«Интервью Познеру – это, несомненно, попытка Кочаряна заявить о себе как о по-прежнему влиятельной фигуре в политическое поле Армении, причем, что важно, заявить армянской диаспоре в России. Российские армяне явно разочаровались в карабахском клане Кочаряна и Саргсяне как в силе, способной сместить Никола Пашиняна, и теперь решили идти в армянскую власть самостоятельно. Поэтому, на мой взгляд, Кочарян и использовал связи на Первом канале, чтобы выйти в прайм-тайм и показать диаспоре, что он для нее все еще лучший выбор», – заявил А.Петров.

По его словам, поскольку задача заключалась только в этом, никакой конкретной экономической программы восстановления Армении он не предложил – ее и быть не может без открытия границ и интеграции с Азербайджаном и Турцией, что является невозможной для националиста Р.Кочаряна идеей. Он указал, что экс-президент ограничился лишь уверениями, что в премьерском кресле от России никуда уходить не будет.

«В итоге из интервью получилось, что Кочарян просто хочет делать то же самое, что делал в 1998-2008 годах – получать российскую помощь и расстраивать российско-турецкие отношения», – отметил эксперт.

Говоря об упоминании реванша Армении после войны за Нагорный Карабах со стороны экс-президента, А.Петров подчеркнул, что в словах о реванше главное то, что Р.Кочарян не предложил совсем отказаться от этой идеи.

«Он сказал, что сейчас пока Армения и ее армия слабы, думать об этом смысла нет – но ведь это значит, что в перспективе, по его мнению, когда Армения и ее армия усилятся, попытки реванша обязательно будут предприниматься. Поэтому назвать одного из зачинщиков нагорно-карабахского конфликта, идеолога современного армянского национализма «голубем», безусловно, нельзя – он все тот же «коршун», пусть старый и слабый, просто Кочарян переносит «ястребиные» планы в неопределенно далекое будущее. Таким образом, он подыгрывает и тем, кто реванша не хочет – «его же пока не будет», и тем, кто реванша жаждет – «в перспективе он произойдет». А в целом при возвращении Роберта Кочаряна ничего нового в политике Армении мы не увидим, стоит ожидать лишь реставрации того, что с таким трудом одолел Азербайджан осенью прошлого года», – пояснил политолог.

По его словам, интервью экс-президента представляет собой продукт работы целой команды политтехнологов, которая проанализировала все предыдущие послевоенные интервью Кочаряна, а также Сержа Саргсяна и Вазгена Манукяна, выделила наиболее выигрышные направления риторики и отсекла неудобные и скандальные.

«Кочарян в этот раз говорил максимально аккуратно, видно, что ответы прорабатывались заранее, не было неловких импровизаций – и, конечно же, большинство слов экс-президент посвятил обвинениям в адрес Никола Пашиняна. Это тоже обращение к армянской диаспоре в России: посмотрите, я буду лучшей версией Никола, но именно из-за того, что Пашиняна в словах Кочаряна оказалось так много, оно прозвучало слишком слабо. Армянского премьера не по одному десятку раз обвинили во всех возможных грехах, и в очередной раз повторять, как он сорвал переговоры, развалил армию и проиграл войну, просто нет смысла», – отметил А.Петров.

По мнению эксперта, основной итог и основной провал попытки Кочаряна выйти к широкой аудитории и громко заявить о себе – ему по-прежнему нечего сказать.

«На самом деле он хочет вернуться во власть, чтобы удержать нажитые на Карабахской войне деньги, а аргументировать, почему его премьерство может быть нужно гражданам Армении или армянам диаспоры, у него не получается. Сегодня в армянском политическом поле все ищут «третью силу», а Кочарян остается частью «второй силы», которую свергли три года назад, и он ничего не может сделать, чтобы из «второй» перейти в «третью», какие бы связи на российском телевидении у него не имелись», – резюмировал российский политолог.

 
Читайте также: